ТЕМА 11. ПЕРИОД "ОТКРЫТОГО КРИЗИСА" В ПСИХОЛОГИИ И ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ РАЗВИТИЯ ПСИХОЛОГИИ В НАЧАЛЕ ХХ в.

11.1. Общая характеристика ситуации в обществе, науке и психологии в начале XX столетия

Развитие психологии как экспериментальной науки, получение новых эмпирических данных, борьба мнений в теоретической области психологии, расширение областей практического применения психологии, рост числа собственно прикладных психологических исследований в конце XIX - первые десятилетия XX в. приводило к росту противоречий между субъективно-идеалистическими методологическими основаниями и конкретно-научными результатами проводимых исследований. Подобная ситуация, когда теория начала существенно отставать в своем объяснении данных психологических исследований, а порой оказывалась и просто неадекватной им, привела к ситуации кризиса в психологии. По оценке Л.С. Выготского, это был кризис методологических основ психологии и он являлся "выражением того факта, что психология как наука в своем практическом продвижении вперед в свете требований, предъявляемых ей практикой, переросла возможности, допускавшиеся теми методологическими основаниями, на которых начинала строиться психология в конце XVIII - начале XIX века" (Выготский Л.С., 1960. С. 474).
          Кризис в психологии совпал с периодом обострения экономических и социально-политических противоречий в буржуазном обществе, обусловленным его переходом к империализму. Рост производства сопровождался качественными изменениями в экономике, политике и идеологии, развитием процесса концентрации капитала и господства монополий и финансовой олигархии, агрессивной внешней политикой, направленной на перераспределение колоний и рынков сбыта путем империалистических войн, среди которых Первая мировая война 1914-1918 гг. явилась первым из величайших социальных потрясений XX в.
          Углубление и обострение в обществе противоречий, которые являются результатом господства монополий и финансовой олигархии, привели к образованию массовых политических движений, течений и партий, к обострению борьбы между разными общественными группами и классами, и прежде всего между буржуазией и рабочим классом. Вместе с этим происходит процесс превращения буржуазии из прогрессивного класса в консервативный и даже реакционный. Естественно, что это обстоятельство нашло свое отражение в больших изменениях буржуазной идеологии. Вскоре после окончания Первой мировой войны происходит социалистическая революция 1917 г. в России и отмечается революционный подъем в ряде европейских стран.
          В конце XIX - начале XX в. были сделаны фундаментальные открытия в физике, химии и других науках. В.И. Вернадский оценивал их как "взрыв научного творчества", который привел к пересмотру всех основных характеристик картины мира (Вернадский В.И., 1981. С. 235), В.И. Ленин писал о "новейшей революции в естествознании" в конце XIX - начале XX в., охватившей область физико-химических наук. Открытие электронной структуры материи, изменение представлений о времени и пространстве вызвали необычайный эффект в мышлении и привели некоторых физиков к заключению об "исчезновении материи". Новые знания неправомерно интерпретировались как свидетельство того, что современные научные исследования опровергают открытия, сделанные в науке в предшествующие периоды. В действительности, то описание материи, которое дается новейшей физикой, не опровергает старой физики, но меняет прежние ограниченные понятия о материи и свидетельствует о более глубоком ее познании. В этом проявился факт бесконечного развития научного знания, который пришел на смену представлению о науке как застывшей системе знаний. Глубочайшие изменения идей, возникновение новых понятий о материи в физике, химии, учение о симметрии, брожение идей в астрономии, одновременно с ростом физико-химических наук, привели к изменению в понимании положения человека в научно создаваемой картине мира. В.И. Вернадский говорил о глубочайшем изменении наук о человеке и об их смыкании с науками о природе как об одном из результатов роста физико-химических наук, этого перелома научного понимания космоса.
          В искусстве (литературе, живописи, театре) возникают многообразные антиреалистические течения, полные мистических мотивов, настроения страха и отчаяния. Сложность и противоречивость социальной ситуации, разочарование в прежних "добропорядочных" нормах буржуазной морали, проповедь волюнтаристских взглядов на общество и историю приводили к ложным представлениям о человеческой личности, к неверию в духовные ценности, выливались в проповедь господства "природного" биологического начала в человеке. Противоречия между личностью и обществом осознавались как извечная несовместимость биологической природы человека с моральными требованиями общества. Это приводило к оправданию социальной несправедливости, конфликтов, преступлений, войн, к выводу о невозможности установления нормальных человеческих отношений.
          Бернал Дж.В философии наиболее распространенными течениями становятся позитивизм в форме махизма и эмпириокритицизма, интуитивизм А. Бергсона, немецкая идеалистическая философия жизни, феноменология Э. Гуссерля. Большое влияние продолжают оказывать волюнтаристские идеи А. Шопенгауэра, Э. Гартмана, Ф. Ницше. Все эти философские направления, конечно, очень разные. Но их объединяет общая черта: они утверждают ограниченность человеческого познания, приводят к заключению, что деятельность разума имеет только вспомогательное значение. Наука может дать лишь картину неживой природы. Выдвигаются идеи об иррациональных инстинктивных способах познания, которые якобы превосходят разум, логическое же мышление не может проникнуть в сущность жизни. По оценке Дж. Бернала, "в результате социальных затруднений в конце XIX века стал воскрешаться антиинтеллектуализм, нашедший свое выражение в философских теориях Сореля и Бергсона. Инстинкт и интуиция стали расцениваться как нечто более важное, чем разум… Разум отвергается как устаревшее понятие…" (Бернал Дж., 1953. С. 119). Эти направления оказали существенное влияние на психологию - многие психологи поддержали философские идеи Маха.
          Вот в таких условиях общественной ситуации и положения в науке и философии психология в начале 10-х гг. XX в. вступила в период открытого кризиса. Его источником явились запросы практики, необходимость ответить на которые привела как к осознанию недостаточности прежних теоретических взглядов, развиваемых эмпирической интроспективной ассоцианистической психологией, так и к появлению новых направлений в исследованиях исследований и новых концепций. Как и в естествознании, открытый кризис в психологии явился свидетельством развития этой науки.
          Преобразование представлений о природе, о закономерностях в развитии психики и сознания на основе и в результате мощного развития собственно психологического эксперимента, применение психологических знаний к различным областям науки и практики - медицинской, педагогической, области производства, транспорта, торговли, военного дела и др., развитие объективных исследований в детской психологии и зоопсихологии способствовали возникновению ряда новых направлений, которые ставили своей задачей изменение представлений о теоретических основах психологической науки.
          Таким образом, можно говорить о трех группах факторов и условий, в контексте которых возник и развивался кризис в психологии: общественно и культурно исторические, положение в науке и философии и ситуация в самой психологической науке.


11.2. Периодизация кризиса в психологии

Строго говоря, начало кризиса можно датировать началом развития психологии как экспериментальной науки. А.Н. Ждан обозначает его как первый период кризиса - период возникновения кризисной ситуации - и указывает его границы: третья четверть 70-х гг. XIX в. - первое десятилетие XX в. (Ждан А.Н., 1992. С. 80). Теоретические идеи, на которых базировалась психология Вундта, наиболее распространенное направление в европейской психологии во второй половине XIX в., с момента своего обоснования отличались двойственностью. Введя в психологию эксперимент (что было, несомненно, позитивным фактом), Вундт, вместе с тем, ограничил возможности его применения областью только элементарных процессов. К тому же и сам эксперимент, перенесенный в психологию из пограничных областей - физиологии органов чувств, психофизики и психометрии,- сохранил свойственный этим областям физиологический характер и был лишь дополнен данными самонаблюдения. Однако вскоре после возникновения эксперимента он не только проникает практически во все области психологии, но меняется и его характер: из физиологического, каким он был по преимуществу у Вундта, он превращается в собственно психологический эксперимент у Эббингауза и других психологов. Чем успешнее шло в психологии внедрение эксперимента, чем обширнее была область изучаемых ею явлений, тем более очевидным становилось, что не сознание является предметом психологической науки, и не интроспекция - ее основным методом. Таким образом, кризис центрировался вокруг проблемы сознания и явился итогом развития психологии как науки о сознании.
          В начале 10-х гг. XX в. психология вступила во второй период кризиса - собственно период "открытого кризиса", который продолжался до середины 30-х гг. XX в. и был связан с возникновением новых теоретических направлений психологии, пришедших на смену ассоцианистической вундтовской психологии и заявивших о себе как о новых общепсихологических теориях.
          Ф. БрентаноРазвитие эксперимента сопровождалось быстрым накоплением новых фактов, которые требовали и новых теоретических обобщений. В Европе, наряду с психологией Вундта и в полемике с ней, рождается психология актов Ф. Брентано, формируется психология функций К. Штумпфа, оформляется вюрцбургская школа психологии мышления и др. В Америке, наряду с психологией Э. Титченера, продолжающего идеи В. Вундта, большое влияние получили система В. Джемса и сформировавшийся на ее основе функционализм, а также объективные направления в исследованиях на животных (Э. Торндайк). Тем самым на смену господствующему ассоцианизму Вундта и его американскому варианту - структурализму, приходят функционализм, бихевиоризм и гештальт-психология, которые в первые десятилетия XX столетия оформляются как ведущие мировые психологические системы.
          Содержательную характеристику этого периода в развитии зарубежной психологии дал Н.Н. Ланге: "В этом огромном и новом движении, при явном разрушении прежних схем и еще недостаточной определенности новых категорий, при, так сказать, бродячем и хаотическом накоплении новых терминов и понятий, в которых даже специалисту не всегда легко разобраться, мы получаем такое впечатление, будто самый объект науки - психическая жизнь - изменился и открывает перед нами такие новые стороны, которых раньше мы совсем не замечали, так что для описания их прежняя психологическая терминология оказывается совершенно недостаточной". При этом ученый подчеркивает, что характерной чертой возникающих новых направлений являются: "крайнее разнообразие течений, отсутствие общепризнанной системы науки, огромные принципиальные различия между отдельными психологическими школами. Все признают ассоцианизм и сенсуализм недостаточными, но чем заменить прежние, столь простые и ясные, хотя и узкие психологические схемы - на это каждая "школа" отвечает по-своему. Ныне общей, т. е. общепризнанной системы в нашей науке не существует. Она исчезла вместе с ассоцианизмом. Психолог наших дней подобен Приаму, сидящему на развалинах Трои" (Ланге Н.Н., С. 110).
          Как отмечается, "практика реальной исследовательской работы до основания расшатала взгляд на психологию как науку о сознании" (Ярошевский М.Г., 1995. С.79). Во множестве возникающих теоретических воззрений формировалось новое понимание предмета этой науки. При этом каждая из научных школ, каждое направление отстаивали свой собственный предмет, отличный от других.
          Основным содержанием периода открытого кризиса и было возникновение новых психологических направлений, оказавших (и продолжающих оказывать) большое влияние на современную психологию. Это такие направления психологической мысли, как бихевиоризм, психоанализ, гештальт-психология, французская социологическая школа, понимающая (описательная) психология. Каждое из этих направлений выступило против основных положений традиционной психологии, основы которой были заложены еще в XVII в. Декартом и Локком и которая сохранила свои наиболее существенные черты на протяжении XVIII-XIX вв.

З. ФрейдХарактерно, что каждое из новых направлений выступало против какого-либо одного из этих положений. Так, Фрейд разрушил представление, в соответствии с которым психика отождествлялась с сознанием, а психология объявлялась наукой о содержаниях или функциях сознания. Он подверг анализу факты бессознательной психической деятельности и ее проявлений в поступках здорового и больного человека, в сновидениях и неврозах; он говорил о глубинном строении психики, в котором сознание занимает лишь внешний, поверхностный слой. Тем самым Фрейд поставил под сомнение и возможности самонаблюдения. Бихевиоризм сформировался на основе острой критики субъективности предмета классической психологии и метода интроспекции и выступил с обоснованием объективного подхода, но уже не к явлениям сознания, непосредственно не доступным объективному наблюдению, а к поведению. Французская социологическая школа явилась протестом против индивидуализма ассоцианистической психологии и отстаивала идею о социальной природе человеческой психики и ее качественном изменении в процессе исторического развития общества. В. ДильтейДругую интерпретацию эти идеи (о зависимости психики от общества) нашли в духовно-научной психологии В. Дильтея, а затем Э. Шпрангера. Эти ученые рассматривали сознание человека в отрыве от его реальной практической деятельности. По мнению Дильтея и Шпрангера, изучение сознания невозможно с помощью объясняющих методов, сложившихся в естествознании, в частности экспериментального метода Вундта. Для психологии как одной из наук о духе Дильтей предлагает особый научный метод, который он обозначил как "понимание" целостного по своей природе сознания путем его отнесения к объективным общественным явлениям и видам человеческой деятельности: искусству, науке, экономике и т.д. Против сенсуализма и атомизма ассоцианистической психологии выступила целостная психология - обширное научное течение, имеющее ряд вариантов (описательная психология тоже разделяла идеи целостности душевной жизни).
          Л.С. ВыготскийОбщую характеристику разных направлений второго периода кризиса дал Л.С. Выготский. Прослеживая судьбу каждого из них, он показал, что "...в начале каждого направления стоит какое-нибудь фактическое открытие... Мы имеем дело с новым фактическим материалом, который приносится в психологию каждым новым направлением" (Выготский Л.С., 1960. С. 479). Затем на базе этих фактов, каждая группа которых дает материал лишь для отдельной главы психологии, каждое направление строило общепсихологическую теорию и в ряде случаев (гештальтпсихология, психоанализ) даже претендовало на создание универсальной концепции и мировоззрения. Однако выполнение роли общепсихологической теории оказалось не по силам каждому из этих направлений, и поэтому они были вынуждены ассимилировать идеи других направлений. Это привело к видоизменению основных идей этих направлений, их расколу и трансформации в новые научные направления. Безусловно, процессу распада этих направлений способствовала их взаимная критика, которая помогла быстрее обнаружить внутренние противоречия, свойственные каждому из них (абсолютизация частных наблюдений, недостаточность экспериментов, неадекватная теоретическая интерпретация их результатов).
          Таким образом, неизбежно наступил следующий, третий период кризиса. Он характеризуется упадком направлений периода открытого кризиса, смешением одних направлений с другими, размыванием четких границ между ними, появлением новых психологических концепций, таких как, например, экзистенциальная, или "гуманистическая", психология (К. Роджерс, А. Маслоу Г. Олпорт), когнитивная психология (У. Найсер, Н. Линдсей, Д. Норман) и др. Этот период начинается с середины 30-х гг. нашего века и продолжается по настоящее время. Его характерным признаком является отсутствие общей психологической теории и сомнение в возможности когда-либо ее создать.
          Общий итог этому периоду подвел Л.С. Выготский. Он писал: "Беря все направления в их исторических границах, во всем том, что они были призваны сделать и что они могли завершить, оставаясь сами собой, я хотел указать на их внутреннюю ограниченность и невозможность выйти за пределы кризиса, преодоление которого все эти направления ставят своей задачей. Очевидно, круг этого кризиса очерчен таким образом, что он вытекает из самой природы того методологического основания, на котором развивается психология на Западе; поэтому внутри себя он не имеет разрешения. Даже те попытки, которые исходят из идеи разрешения кризиса и преодоления тех тупиков, к которым он привел, на самом деле не преодолевают тех трудностей, к которым привели психологию механицизм и витализм. И если бы им представилась возможность в течение 10 лет вести разумное исследование, то через 10 лет оно снова привело бы в тупик уже на более высоком фактическом основании, под другим названием, тупик, который будет переживаться неизмеримо трагичнее и острее, поскольку он будет иметь место на более высокой ступени науки, где все столкновения и противоречия оказываются более острыми и неразрешимыми" (Выготский Л.С., 1960. С. 480-481).
          Несмотря на принципиальные различия анализируемых направлений, все они исходили тем не менее из старого понимания сознания, что и выступало их общей основой, которая, по мнению С.Л. Рубинштейна, состояла "...в отрыве сознания от практической деятельности, в которой преобразуется предметный мир и формируется само сознание в его предметно-смысловом содержании; именно отсюда проистекает, с одной стороны, отчуждение этого содержания как "духа" от материального бытия человека, с другой, превращение деятельности в поведение, понимаемое как способ реагирования. Здесь, в общем узле сходятся нити, связующие психологию сознания и психологию поведения, психологию поведения и психологию духа; у направлений, представляющихся самыми крайними антиподами, здесь обнаруживается общая основа. Здесь средоточие кризиса, и именно отсюда должно начаться его теоретическое преодоление" (Рубинштейн С.Л., 1973. С. 90).
          Изменить понимание сознания, а не отказаться от него как конструктивной категории в психологии, объяснить условия его порождения и функционирования - вот в чем состояла задача, решение которой позволяло действительно преодолеть кризис теоретической психологии. Ее решение требовало новых методологических ориентиров. Именно по этому пути пошло разрешение кризисных проблем в отечественной психологии. Советские психологи выдвинули задачу перестройки своей науки на основе принципов марксизма. Начиная от общих указаний о том, что "научная психология ориентируется на марксизм" (П.П. Блонский), переходя затем к сознательной задаче построения марксистской психологии (К. Н. Корнилов) и от нее - к конкретной психологической программе "исторической человеческой психологии" на основе принципов марксизма (Л. С. Выготский), советская психология реально "...открыла Маркса для мировой психологической науки" (Леонтьев А.Н., 1977. С. 18). Именно "внесение в психологию таких понятий, как понятие психического отражения объективного мира, понятие о порождающей психику человека общественной практике, о предметной деятельности и о единстве сознания и деятельности, неизбежно вело к изменению самосознания советской психологии. Стало очевидным, что марксистская психология - это не особое направление среди других, а совершенно новый этап в развитии мировой психологии..." (Леонтьев А.Н., 1977. С. 9).
          Опора советской психологии на методологию марксизма-ленинизма означала перестройку "самого фундамента психологии", которая обеспечила подлинно научное, последовательно материалистическое решение основных проблем и явилась причиной всех ее достижений.


11.3. Основные научные школы в психологии периода кризиса в психологии

11.3.1. Бихевиоризм

Д. УотсонБихевиоризм возник в США и явился реакцией на структурализм В. Вундта и Э. Титченера и на американский функционализм. Его основоположником был Джон Уотсон (1878-1958), статья которого - "Психология с точки зрения бихевиориста" (1913) положила начало направлению. В ней автор критиковал психологию за субъективизм и практическую бесполезность, называя "...сознание с его структурными единицами, элементарными ощущениями, чувственными тонами, вниманием, восприятием, представлением одними лишь неопределенными выражениями" (Уотсон Дж., 1926. С.3). Предметом бихевиоризма он провозгласил изучение поведения объективным путем, а его целью - служение практике.
          Философскую основу бихевиоризма составляет сплав позитивизма и прагматизма. В соответствии с методологией позитивизма, в бихевиоризме признавалось, что научному исследованию доступны только объективно наблюдаемые факты. В духе прагматизма отрицалось значение отвлеченного знания о человеке. Утверждалось, что изучение поведения имеет жизненное значение и должно помочь человеку (и обществу в целом) в решении практических проблем: как организовать свою повседневную жизнь, как построить обучение, чтобы быстрее овладеть необходимыми навыками или изменить нежелательное поведение и т. п.
          В качестве научных предпосылок Дж. Уотсон называл исследования по психологии животных, особенно исследования Э. Торндайка, а также школу объективной психологии. Однако все эти исследования были, по оценке Уотсона, "скорее реакцией на антропоморфизм, а не на психологию как науку о сознании" (Уотсон Дж., 1926. С.129). Он отмечал также влияние на формирование этого направления работ И.П. Павлова и В.М. Бехтерева.
          Поведение человека как предмет бихевиоризма - это все поступки и слова, как приобретенные, так и врожденные, то, что люди делают от рождения и до смерти. Поведение - это всякая реакция в ответ на внешний стимул, посредством которой индивид приспосабливается к среде. При этом поведение трактуется достаточно широко и включает любую реакцию, в том числе и выделение секрета железой, и сосудистую реакцию, например, к поведению относится даже совокупность изменений гладкой и поперечно-полосатой мускулатуры, а также изменения желез, которые следуют в ответ на раздражитель. В то же время это определение чрезвычайно узко, т.к. ограничивается только внешне наблюдаемыми явлениями: из анализа исключаются как ненаблюдаемые физиологические механизмы, так и психические процессы. В результате поведение трактуется механистически, поскольку сводится лишь к его внешним проявлениям.
          "Основная задача бихевиоризма заключается… в накоплении наблюдений над поведением человека с таким расчетом, чтобы в каждом данном случае при данном стимуле (или лучше сказать, ситуации) бихевиорист мог сказать наперед, какая будет реакция, или, если дана реакция, какой ситуацией данная реакция вызвана" (Уотсон Дж. Б., 1992. С. 98). Таковы две проблемы бихевиоризма.

В последующем Уотсон описал и различия между инстинктивными и эмоциональными реакциями.
          Наблюдение за новорожденным привело ученого к выводу, что число сложных незаученных реакций при рождении и вскоре после него относительно невелико и не может обеспечить приспособления. Более того, он не находит данных, подтверждающих существование наследственных форм поведения, таких как ползание, лазание, драчливость, наследственных способностей (музыкальных, художественных и др.). Практически поведение является результатом обучения. Уотсон верит во всесилие образования. Поэтому навык и научение становятся главной проблемой бихевиоризма. Речь, мышление рассматриваются как виды навыков.
          Навык - это индивидуально приобретенное, или заученное, действие. Его основу составляют элементарные движения, которые являются врожденными. Новый, или выученный, элемент в навыке - это связывание воедино или объединение отдельных движений таким образом, чтобы произвести новая деятельность. Уотсон описал процесс выработки навыка, построил кривую научения (на примере обучения стрельбе из лука), в соответствии с которой сначала преобладают случайные пробующие движения, много ошибочных и только некоторые - удачные. Начальная точность низка. Усовершенствование за первые 60 выстрелов идет сначала быстро, затем - медленнее. Наблюдаются периоды без усовершенствования - на кривой эти участки называются "плато". Кривая оканчивается физиологическим пределом, свойственным индивиду. Удачные движения связываются с большими изменениями в организме, так что они лучше обслуживаются и физиологически и в силу этого имеют тенденцию закрепляться.
          Удерживание навыков составляет память. В противоречие с установкой на отказ от изучения ненаблюдаемых механизмов поведения, Уотсон выдвигает гипотезу о таких механизмах, которые называются им принципом обусловливания. Называя все наследственные реакции безусловными рефлексами, а приобретенные - условными, Дж. Уотсон утверждает, что важнейшим условием образования связи между ними является одновременность в действии безусловного и условного стимулов, так что стимулы, первоначально не вызывавшие какой-либо реакции, теперь начинают вызывать ее. Предполагается, что связь является результатом переключения возбуждения в центральной инстанции на пути более сильного, т.е. безусловного, раздражителя. Однако бихевиорист не занимается этим центральным процессом, ограничиваясь наблюдением за соотношением реакции со всеми новыми стимулами.
          В бихевиоризме процесс образования навыков и научения трактуется механистически. Навыки образуются путем слепых проб и ошибок и представляют собой неуправляемый процесс. Здесь один из возможных путей выдается за единственный и обязательный. Существует и другой путь, в основе которого лежит управление процессом образования навыка: выделяется система условий, необходимых для действия, и организуется его выполнение с ориентировкой на эти условия. Несмотря на очевидные ограничения, концепция Уотсона положила начало научной теории процесса формирования двигательного навыка и научения в целом.
          К середине 20-х гг. бихевиоризм получил широкое распространение в Америке. В то же время для исследователей становилось все более ясно, что исключение психики (сознания, по Уотсону) приводит к неадекватной трактовке поведения. На это указал Э. Толмен в критике Уотсона, назвав его подход молекулярным. Действительно, если исключить из поведения его мотивационно-познавательные компоненты, невозможно объяснить интегрирование отдельных реакций в тот или иной поступок или деятельность типа "человек строит дом", "плавает", "пишет письмо" и т.п. Утверждение Дж. Уотсона о том, что бихевиорист интересуется поведением целого человека, никак не обеспечивается его механистической атомистической позицией и даже вступает в противоречие с ней, что он сам признавал.
          В России представителями бихевиористической психологии были В.М. Бехтерев, предложивший изучать поведение человека в рамках новой науки - рефлексологии, и К.Н. Корнилов, основавший науку о поведенческих реакциях человека - реактологию. Отметим, что первенство В.М. Бехтерева и И.П. Павлова в обосновании идей поведенческой психологии признавали даже зарубежные психологи.
          Вследствие механицизма в трактовке поведения, человек в бихевиоризме выступает как реагирующее существо, его самостоятельная активная сознательная деятельность игнорируется. При этом данные, полученные в исследованиях на животных, переносятся на человека, качественные изменения в его поведении - не учитываются. Уотсон подчеркивал, что он писал этот труд и рассматривал человека как животный организм. Отсюда натурализм в трактовке человека - человек понимается им лишь как животное, обладающее речью (речевым поведением).
          Основу бихевиоризма составляет отождествление психики с интроспективным ее пониманием в психологии сознания. По оценке Выготского и Рубинштейна, игнорирование сознания, психики - вместо перестройки интроспекционистской концепции сознания - составляет суть радикального бихевиоризма Уотсона. Очевидно, нельзя положить в основу психологии отрицание психики. В то же время исторической заслугой Уотсона является исследование поведения и острая постановка проблемы объективного подхода в психологии. Также важной является выдвинутая им задача управления поведением человека, нацеленность научного исследования на связь с практическими задачами. Однако в силу механистического подхода к человеку как реагирующему организму реализация этой задачи получает в бихевиоризме направление, дегуманизирующее человека: управление начинает отождествляться с манипулированием личностью.
          Б. СкиннерОтдельную линию в развитии бихевиоризма представляет теория оперантного бихевиоризма Барреса Скиннера (1904-1990). Как и Уотсон, он выдвигает в качестве предмета исследования поведение организма и, сохраняя двучленную схему его анализа (стимул - реакция), изучает только его двигательную сторону. Основываясь на экспериментальных исследованиях и теоретическом анализе поведения животных, Скиннер формулирует положение о трех видах поведения: безусловно-рефлекторном, условно-рефлекторном и оперантном. Последнее и составляет специфику учения Скиннера. Безусловно-рефлекторный и условно-рефлекторный виды поведения, вызываемые стимулами, называются Скиннером респондентным, т.е. отвечающим, поведением. Они составляют определенную часть репертуара поведения, но только ими не обеспечивается адаптация в реальной среде обитания. Реально процесс приспособления строится на основе активных проб - воздействий животного на окружающий мир, некоторые из которых случайно могут приводить к полезному результату, который в силу этого закрепляется. Такие реакции, которые не вызываются стимулами, а выделяются ("испускаются") организмом, Скиннер назвал оперантными. Именно эти реакции преобладают в адаптивном поведении животного.
          Для их исследования была сконструирована специальная установка, получившая название "ящик Скиннера". Это клетка, в которой имеется манипулятор - устройство, нажатие на которое приводит к появлению подкрепления (положительного или отрицательного). Манипулятор связан с записывающим устройством, регистрирующим силу и частоту реакций животного. Все элементы ситуации варьировались с целью исследования зависимости между реакцией и режимом подкрепления.
          На основе анализа поведения Скиннер сформулировал свою теорию научения. Главным средством формирования нового поведения выступает подкрепление. Вся процедура научения у животных получила название "последовательного наведения на нужную реакцию".
          Данные, полученные при изучении поведения животных, Скиннер переносит на человеческое поведение, что приводит к крайне биологизаторской трактовке человека. Так возник скиннеровский вариант программированного обучения. В соответствии с его требованиями учебный материал расчленяется на мелкие порции (шаги), каждая из которых доступна для учащихся; каждый шаг немедленно подкрепляется; в этих целях используются технические средства. Процесс учения индивидуализируется.
          Принципиальная ограниченность программы обучения Б. Скиннера состоит в сведении обучения к набору внешних актов поведения и подкреплению правильных из них. При этом не организуется внутренняя познавательная деятельность учащихся и, как следствие, обучение теряет свою специфику как сознательный процесс. Следуя установке уотсоновского бихевиоризма, Б. Скиннер исключает внутренний мир человека, его сознание из поведения и производит бихевиоризацию психики.
          Поведение - это то, что делает организм и что можно наблюдать. Столь крайняя позиция приводит Скиннера к выводу, что понятиям интеллекта, воли, эмоций, творчества, личности не остается места в научном анализе поведения. Они лишь слова, которые обозначают ненаблюдаемые фикции, скрывают незнание причин поведения. Психические процессы описываются в терминах реакций и подкреплений, а человек - как реактивное существо, подвергающееся воздействиям внешних обстоятельств. Культура - литература, живопись, эстрада - оказываются в его трактовке "хитроумно придуманными подкреплениями". Доведенная до крайности бихевиоризация человека, культуры и общества приводит к абсурду, что особенно отчетливо проявилось в печально нашумевшей книге 1971 г. "По ту сторону свободы и достоинства". Трансформация Скиннером понятий свободы, ответственности, достоинства означает их фактическое исключение из объяснения реальной жизнедеятельности человека.
          Цели разрешения социальных проблем служит созданная Скиннером технология поведения, призванная осуществлять контроль одних людей над другими. Поскольку намерения, желания, самосознание человека не принимаются во внимание, средством управления поведения не является обращение к сознанию людей. Им выступает контроль за режимом подкреплений, позволяющий манипулировать людьми.


11.3.2. Классический психоанализ

Психоанализ Зигмунда Фрейда (1856-1939) возник в начале 90-х гг. XIX в. из медицинской практики лечения больных с функциональными нарушениями психики. Занимаясь неврозами, главным образом истерией, 3. Фрейд изучил опыт знаменитых французских неврологов Ж. Шарко и И. Бернгейма. Использование последним гипнотического внушения с терапевтическими целями, факт постгипнотического внушения произвели большое впечатление на Фрейда и способствовали такому пониманию происхождения неврозов и их лечения, которое составило ядро его будущей концепции. Оно было изложено в книге "Исследование истерии" (1895), написанной совместно с известным венским врачом И. Брейером (1842-1925), с которым Фрейд в то время сотрудничал.
          В общей форме теория Фрейда в этот период сводилась к пониманию невротических болезней как патологического функционирования "ущемленных" аффектов, сильных, но задержанных в бессознательной области переживаний. Если с помощью гипноза пациент получит возможность оживить в памяти эти травмирующие его переживания и вновь эмоционально испытает их, может наступить излечение. Решающим моментом в становлении оригинальной теории Фрейда был отход от гипноза как средства проникновения к ущемленным и забытым болезненным переживаниям: во многих, и как раз наиболее тяжелых, случаях гипноз оставался бессильным, встречал "сопротивление", которое не мог преодолеть. Фрейд был вынужден искать другие пути к "ущемленному" аффекту и в конце концов нашел их в толковании сновидений, свободно всплывающих ассоциаций, малых и больших психопатологических симптомах (проявлениях) двигательных расстройств, оговорок, забываний и т.п. Исследование и интерпретацию этого разнообразного материала Фрейд назвал психоанализом - новой формой терапии и методом исследования. Ядро психоанализа как нового психологического направления составляет учение о бессознательном.
          Научная деятельность Фрейда охватывает несколько десятилетий. За эти годы его концепция бессознательного претерпела существенные изменения. В его учении можно различать, хотя и несколько условно, три периода.
          Первый период (1897-1905), когда психоанализ в основном оставался методом лечения неврозов с отдельными попытками общих заключений о характере душевной жизни. Основные произведения этого периода: "Толкование сновидений" (1900), "Психопатология обыденной жизни" (1904), "Остроумие и его отношение к бессознательному" (1905), "Три очерка по теории сексуальности" (1905), "Отрывок из одного анализа истерии" (первое и законченное изложение психоаналитического метода лечения) (1905). Особенное значение имеет работа "Толкование сновидений", в которой излагается первый вариант учения о системе душевной жизни как имеющей глубинное строение.
          В ней выделяются три уровня - сознательное, предсознательное и бессознательное с цензурой между ними. В этот период психоанализ начинает приобретать популярность, вокруг Фрейда складывается кружок (1902) из представителей разных профессий (врачей, писателей, художников), желающих изучить психоанализ и применить его в своей практике.
          Во втором периоде (1906-1918) фрейдизм превращается в общепсихологическое учение о личности и ее развитии. В этот период выходят "Анализ фобии одного пятилетнего мальчика" (1909), "Леонардо да Винчи" (1910) и "Тотем и табу" (1912) - работы, в которых Фрейд распространяет психоанализ на область художественного творчества и проблемы человеческой истории.
          Психоанализ возбуждает интерес во многих странах. В 1909 г. Фрейд по приглашению Холла читает лекции в Америке, тем самым положив начало распространению психоанализа в Америке ("О психоанализе, пять лекций", 1909). Значительным событием в развитии психоанализа в этот период был отход от Фрейда его первых сотрудников А. Адлера (1911) и К. Юнга (1912). Лучшим и наиболее полным изложением психоанализа, как он сложился к началу Первой мировой войны, работой, которая вместе с "Психопатологией обыденной жизни" получила наиболее широкое по сравнению с другими трудами 3. Фрейда распространение, являются его "Лекции по введению в психоанализ" (в 2 т.), которые были прочитаны врачам в 1915/1916-1916/ 1917 гг. В 1933 г. Фрейд присоединил к ним 3-й том под названием "Продолжение лекций по введению в психоанализ".
          Третий период. В 3-м, последнем периоде творчества концепция 3. Фрейда претерпевает существенные изменения и получает свое философское завершение. Под влиянием событий Первой мировой войны изменяется учение о влечениях ("По ту сторону принципа удовольствия", 1920). Структура личности представляется теперь в виде учения о трех инстанциях- "Я", "Оно", "Идеала-Я" ("Я и Оно", 1923). В ряде работ 3. Фрейд распространяет свою теорию на понимание культуры и разных сторон общественной жизни: религию - "Будущность одной иллюзии" (1927), антропологию, социальную психологию, проблемы цивилизации - "Психология масс и анализ человеческого Я" (1921), "Моисей и единобожие" (1939) и др. Психоанализ становится философской системой и смыкается с другими течениями современной философии.
          В чем же суть психоанализа? Психоанализ рассматривает душевную жизнь с трех точек зрения: динамической, топической (пространственное представление о структуре душевной жизни) и экономической.
          С топической точки зрения Фрейд различает три сферы психики - сознательное, предсознательное и бессознательное. Сознательное имеет свойство переживания, предсознательное - это скрытое (латентное) бессознательное, т.е. имеет способность сознания, бессознательное - это вытесненная бессознательная психика, не обладает способностью проникнуть в сознание: проникнуть в него может только представитель вытесненной бессознательной психики. Источником предположений о бессознательной психике явились следующие теоретические соображения.
          Исходя из безусловного детерминизма и исключая правомерность физиологических объяснений в психологии, 3. Фрейд рассматривал факты, не поддающиеся сознательному контролю и не привлекавшие внимания традиционной психологии (забывчивость, описки, сновидения), как явления, которые имеют причины и поэтому должны получить объяснение. Так и получалось, что психическое должно объясняться из психического, и значит, психическое сознательное - из психического бессознательного: объективные проявления - сновидения, ошибочные поступки, описки, забывчивость, имеющие место в нормальной душевной жизни, а также в невротических симптомах у больных людей, открываются сознанию, а их причины - нет.
          Именно эти проявления являются свидетельством бессознательного. Пути их выявления с помощью анализа объективных проявлений бессознательного составляют методы Фрейда. Основным из них является метод анализа свободно всплывающих ассоциаций. Пациент удобно располагался на софе, Фрейд занимал место сзади, так, что пациент был ему виден, а он сам не попадал в поле зрения пациента. Тому предлагалось отдаться ходу свободных ассоциаций, т.е. говорить все, что приходит в голову, прекратив всякое сознательное управление ходом мыслей, не давать возможности для критики, которая отбрасывает иные ассоциации под предлогом их недостаточной важности или бессмысленности. Требование искренности со стороны пациента в высказывании своих мыслей являлось основным техническим правилом проведения анализа, началом работы, способствующей осуществлению аналитической терапии. Получаемый таким образом материал - Фрейд называл его "рудой для психоанализа" - подлежал истолкованию, потому что под влиянием сопротивления в нем возникают искажения, и вытесненная мысль, которую ищем, маскируется своим заместителем.
          Тесно связан с этим методом и метод толкования сновидений. Фрейд различает явное, образное содержание сна - его "фасад" - и маскируемый скрытый смысл, представляющий собой желания, в которых мы не хотим себе признаться, так как они неприемлемы для нас. Этот смысл выражается в символике сновидений. "Я назвал "работой сновидений" процесс, который совместно с цензурой переводит скрытые мысли в явное содержание сновидения и который включает такие процессы, как сгущение и смещение. В снах бессознательное пользуется, особенно для изображения сексуальных комплексов, определенной символикой, которая... вполне типична". Отсюда необходимость истолкования сновидений. Сновидения есть и у здорового человека. Сновидения создаются также как невротические симптомы: "...они являются компромиссом между требованиями подавленных импульсов (вытесненных влечений) и сопротивлением цензурирующей силы". Фрейд придавал чрезвычайную важность толкованию сновидений. "Прежде психоанализ был связан только с патологическими явлениями... но когда он перешел к сновидениям, здесь он уже имел дело с явлениями нормальной психической жизни, встречающимися у каждого здорового человека. Если сны оказались образованными так же, как симптомы, если их объяснение требует тех же допущений - желаний, замещение и компромиссные образования, выделение сознания и бессознательного в различные психические системы, то ясно, что психоанализ больше не вспомогательная наука в области психопатологии; он в большей степени дает основание новой и глубокой науке о психике, которая будет так же приемлема для понимания нормы. Его постулаты и открытия оказались пригодны для перенесения в другую область психических явлений, и перед ними открыт путь далеко за их пределы в сферы универсального значения". Одним из методов был анализ ошибочных действий повседневной жизни. Такие явления, как описки, оговорки, потери вещей и др., не случайны и выражают импульсы и намерения, которые отстранены и должны быть скрыты от сознания. С их помощью человек выдает свои тайны. Опять намечается связь психоанализа со здоровой психикой. Симптоматические действия должны быть истолкованы. Исходя из них, можно выявить существующие, но скрытые или подавленные импульсы и намерения. Так, остроумие, шутки, каламбуры и остроты - представляют собой замаскированные мотивы что-то сказать не прямо, а делая намек. Невротические симптомы рассматривались как искаженный заместитель вытесненного в бессознательное желания. Таковы области проявления бессознательного. Таким образом, психологический анализ невротических симптомов, сновидений, ошибочных действий становится источником проникновения в бессознательное, т. е. способом привести в сознание вытесненный материал.
          Всюду в сновидениях, ошибках повседневного бытия, проявляющихся в нормальной душевной жизни, в невротических симптомах больных наблюдается столкновение двух тенденций, конфликт противоположно направленных душевных сил: одной - нарушающей и другой - нарушенной тенденции, желания. Сила, которая оказывает сопротивление этой второй тенденции, - цензура. Под ее влиянием происходит вытеснение идеи, с которой связано несовместимое желание, в бессознательное, где оно продолжает существовать, но в измененном виде, и переработка этой тенденции, создание замены невозможного удовлетворения путем искажения, образования болезненного симптома, навязчивого состояния, сублимации (переключения на другие пути - в рамках творческой, научной и т.п. деятельности) и др. Так, в сновидениях работа цензуры по искажению бессознательных скрытых мыслей в явное содержание включает процессы сгущения, смещения (сдвига), превращения мысли в образ и др. Возникает необходимость толкования, т.е. выявления скрытого смысла и значения ошибочных действий, невротических симптомов, сновидений. Толкование возможно, поскольку во всех этих образованиях сохраняется остаток сходства с первоначальной вытесненной идеей.
          Каковы те тенденции, против которых выступает цензура? Это вопрос о содержании и сущности бессознательного. Скрытые тенденции - это всегда желания, с которыми наше социализированное сознание не может примириться, потому что "...по природе своей они, безусловно, достойны осуждения, одинаково неприличны как в этическом, так и в эстетическом и социальном отношении и относятся к разряду таких явлений, о которых не решаются подумать или думают только с отвращением" (Фрейд 3. 1922. С. 147). Бессознательное - это место сосредоточения влечений, где находится все вытесненное из сознания как недопустимое по своей природе. В системе бессознательного нет отрицания, сомнения, различных степеней достоверности. Бессознательные процессы находятся вне времени, они подчинены принципу наслаждения, для них не имеет значения критерий реальности. В этой системе отсутствует противоречие, она существует в форме представлений, не облекается в речь. Бессознательное называется первичным психическим процессом. Оно - исходный момент душевной жизни и истинная психическая реальность. Однако бессознательное по своей внутренней природе нам столь же неизвестно, как и реальность мира внешнего, и в силу данных сознания является нам столь же несовершенным образом, как и внешний мир в силу данных нам органов чувств.
          Экономическая точка зрения на деятельность психического аппарата принимает во внимание количественную сторону, подход к душевной жизни с точки зрения траты энергии. Психоанализ предполагает, что влечения заряжены определенным количеством энергии, которая создает напряжение в организме, сопровождаемое неудовольствием, страданием. Под влиянием биологической тенденции к снижению возбуждения, организм стремится освободиться от страдания, снизить напряжение (различными путями - путем освобождения от идущих извне раздражений или удовлетворения идущих изнутри), чтобы добиться снижения тонуса возбуждения и испытать чувство удовольствия.
          Таким образом, течение душевных процессов автоматически регулируется принципом удовольствия - страдания (принцип удовольствия), причем страдание соотносится с ростом напряжения, возбуждения, а удовольствие - с его спадом. Задача душевного аппарата с экономической точки зрения заключается в том, чтобы справиться с действующим в душевном аппарате количеством возбуждения и не допустить его до полного застоя.
          В описании структуры душевной жизни как состоящей из сознания и двух систем бессознательного - предсознательного и собственно бессознательного и цензурой между ними - необходимо внести изменения, если применить динамическую точку зрения. Если в описательном смысле существует двоякое бессознательное, то в динамическом - только одно: то, что вытеснено и не может быть сознательным. Классический психоанализ Фрейда сосредоточивается по преимуществу на вытесненном бессознательном. На работу с ним направлена и терапевтическая практика психоанализа.
          В дальнейшем эта топография душевного аппарата была преобразована. В окончательном варианте психическая сфера разделялась на три образования: "Я", "Сверх-Я", "Оно". Индивидуум представляется как бессознательное "Оно", которое поверхностно охвачено "Я". Здесь собираются все влечения.
          Понимание Фрейдом влечений менялось. Первоначально (до 1915 г.) Фрейд различал сексуальные влечения, которые подчиняются принципу удовольствия и влечения "Я", и влечения к самосохранению, которые подчиняются принципу реальности. В окончательном варианте психоанализа (с 20-х гг.) они объединяются в группу влечений к жизни (эрос). Другим влечением является влечение к смерти, к разрушению.
          "Оно" - это область бессознательного - она играет самую важную роль в структуре личности. "Оно" - движущая сила поведения: источник энергии, мощное мотивационное начало. "Я" - это поверхностный слой душевного аппарата, именно он называется сознанием и его задача соизмерять деятельность "Оно" с принципом реальности. "Сверх-Я" направлено против "Оно" и выражает систему требований "Я". В него включаются система идеалов (идеальное "Я") и запреты. Это критическая инстанция, посредник между "Оно" и "Я". В целом совокупность моральных, этических тенденций Фрейд называет "Сверх-Я", идеалом и совестью. "Сверх-Я" является представителем морального ограничения и стремления к совершенству. Это надзиратель, критик, продолжает в личности ту функцию, которую выполнял родитель и воспитатель в первом периоде жизни индивида. Эта часть в структуре личности относится к бессознательному.
          Взаимосвязи этих состояний стали понятны в процессе исследования источников невротических состояний. Корни этих источников прослеживались до глубокого детства. В результате вырисовывалась общая линия развития психики человека. По Фрейду, ребенок - чисто органическое существо, он рождается наполненным влечениями. При удовлетворении они доставляют ему наслаждение. Эти недифференцированные желания органического удовольствия, наслаждения Фрейд называл сексуальным влечением, в основе которого лежит сексуальная энергия - либидо. Развитие организма происходит под влиянием влечений и проходит ряд стадий - от аутоэротизма до ранней генитальной стадии, когда первоначальный эрос преобразуется в двух направлениях: во-первых, происходит его подчинение господству генитальной зоны, что приводит к возникновению собственно полового влечения; во-вторых, осуществляется выбор объекта реализации либидо.
          Это второе направление имеет исключительное значение. Сначала лицо, на которое направлены влечения, ребенок находит среди близких. Маленький мальчик сосредоточивает свои сексуальные желания на матери, он враждебен отцу. У девочки обратная установка - нежность к отцу и враждебность к матери. Фрейд развивает теорию обязательной конфликтной ситуации, связанной с двойственностью желаний ребенка к отцу и к матери как объектам любви. Конфликт заканчивается образованием соответствующих комплексов - Эдипа у мальчика и Электры у девочки до 4-5 лет. (Понятие комплекса Электры ввел К. Юнг для обозначения Эдипова комплекса у девочек. Фрейд же говорил об Эдиповом комплексе, который присущ всем людям, независимо от половой принадлежности.) В результате вытеснения этих комплексов образуются внутренние идеалы и запреты - "Сверх-Я". "Сверх-Я" имеет также теснейшую связь с филогенетическим влияниями: в нем содержатся запреты и табу, сохранившиеся со времен первобытного общества и зафиксированные наследственно.
          После подавления сексуального влечения наступает латентный период. Он продолжается до пубертатного возраста. С 13-14 лет начинается фаза дальнейшего развития сексуального влечения. Это период окончательного выбора объекта. Ребенок берет за образец отца и мать и переносит влечение на другой объект. Это - благополучное развитие либидо. Для неблагополучного развития характерны фиксации (задержки) на определенной стадии, регрессии (возвращения на пройденную стадию). Эти извращения были названы инфантилизмом.
          В результате развития в онтогенезе, с накоплением жизненного опыта складывается "Я", формируются инстанции "Сверх-Я" и вытесненного "Оно". Развитая, правильно сформированная личность представляет собой систему первичных влечений, нашедшую пути их удовлетворения: частично прямые, но главным образом обходные, через сублимацию. Вся человеческая деятельность, культура и общество рассматриваются как средство удовлетворения и символического выражения некоего внутреннего желания, влечения.
          Соотношение между сферами в структуре личности рассматривалось Фрейдом как их динамическое столкновение и борьба по типу конфликта между сознательным и бессознательным, а человек выступал их продуктом. Сознательное "Я", считавшееся раньше истинным средоточием индивида, становится лишь глашатаем бессознательного, причем довольно плохо информированным, поскольку он ничего не знает об истинном содержании бессознательного, донося сведения лишь о том, что пропускает цензура. Сознательное - не суть психики, а лишь одно из ее качеств, которое может присоединяться или не присоединяться к другим качествам психики. В то же время задача заключается в том, чтобы перевести бессознательный материал человеческой психики в область сознания: "Я" должно заместить "Оно".
          Механизмы взаимодействия между различными инстанциями в личности находят, по мнению позднего Фрейда, свой аналог в социальных и культурных процессах в обществе. Все социальные институты объяснялись им как результат развития сугубо внутренних тенденций в самом человеке. При этом Фрейд прибегал к неоправданно широким аналогиям и обобщениям. Наблюдаемый им антагонизм между индивидом и обществом он считал неотъемлемой частью развития культуры во все времена, поскольку подходил к человеку и трактовке причин возникновения неврозов с натуралистических позиций.
          Учение 3. Фрейда с момента его возникновения и до настоящего времени вызывает неослабевающий интерес, но получает при этом неоднозначную и достаточно критическую оценку. Это происходит из-за односторонней трактовки им проблемы бессознательного. Основной вопрос, который требовал ответа, состоял в том, насколько научно обоснованы психологическая теория бессознательного, утверждения о детской сексуальности и широкое толкование понятия сексуальности, представления о важности сексуальной жизни и детских переживаний для происхождения неврозов. Часто в качестве ответа высказывалось мнение об эффективности психоанализа. Однако сам по себе факт излечимости еще не подтверждает правильности теоретического толкования бессознательных процессов, поскольку может зависеть от гораздо более широкого круга причин. В психоанализе допускается большая произвольность в толковании символичного смысла проявлений бессознательного - снов, оговорок и др., истинность которых невозможно проверить. Вместо строгой дедукции используются аналогии, метафоры. Все это противоречит объективности и научности, обязательным для научной теории.
          В психоанализе происходит биологизация и натурализация психики человека. Сущность человека составляет темное "Оно". Человек рассматривается как природное существо, наполненное влечениями. Влечения лежат в основе поведения человека, неврозы также объясняются из влечений. Духовный мир рассматривается как форма сублимированного либидо. В то же время общественные явления психологизируются. Фрейд заменил реальные движущие силы исторического процесса и войн идеей природной склонности человека к агрессии и деструкции. Именно противоречия, научно не обоснованные утверждения, граничащие с вымыслом, встретили критику даже последователей и учеников Фрейда.
          Одним из них был Альфред Адлер (1870-1937). Он начал свою медицинскую практику в качестве глазного врача, но скоро основным направлением его работы становится психиатрия. Встретившись с большими трудностями в лечении неврозов, Адлер обратил внимание на новый подход Фрейда, в частности, высоко оценил его "Толкование сновидений". Эту книгу он считал величайшим вкладом в понимание природы человека. Она подвергалась резким нападкам, особенно утверждения о сексуальной этиологии неврозов. Адлер выступил в печати в защиту Фрейда. Фрейд обратил внимание на это выступление и предложил Адлеру вступить в психоаналитический кружок (1902). Однако скоро между ними начались глубокие теоретические разногласия, главным из которых было отрицание Адлером сексуальных причин происхождения неврозов и других феноменов. Конфликт завершился разрывом, отходом от Фрейда (1911) и созданием собственной концепции. По Адлеру, не сексуальные влечения, а чувство неполноценности и необходимость компенсировать дефект занимают центральное место в личности и выступают факторами развития каждого человека. Чувство неполноценности вызывается как органическими - морфологическими и функциональными недостатками органов, аномалиями органов, их функций и др., так и субъективными факторами - ощущением природной слабости, трудностей в социальных отношениях и др. Чувство неполноценности - нормальное чувство, оно - не пассивное состояние, но является стимулом психического развития индивида. Человек стремится преодолеть свою неполноценность: чем сильнее чувство неполноценности, тем сильнее стремление к его преодолению в форме стремления к превосходству, к власти над окружающей средой. Таким образом, чувство неполноценности уравновешивается стремлением к совершенству, и даже к превосходству, вместе они приводят к образованию бессознательных механизмов компенсации и сверхкомпенсации дефекта.
          С чувством неполноценности связана постановка жизненной цели, которая организует весь поток психической активности в определенном направлении. Цель вырабатывается индивидуально и задает ту целостную индивидуальную личностную структуру, которую Адлер называет "стилем жизни". Эти важнейшие образования складываются к 4-5 годам. "Стиль жизни" - это выражение "Я" как некой целостности, как личности, это - продукт творчества индивида, отражающий его уникальность, неповторимость. В психологии Адлера понятие "стиль жизни" приравнивается к личности, к "Я". Формирование стиля жизни во многом зависит от семейной ситуации и в первую очередь от матери, которая первой вводит ребенка в мир.
          По Адлеру, индивидуум не может рассматриваться вне общества. Человеческое бытие социально, человек не является изолированным существом, действующим независимо от социального окружения, в котором он живет. Только посредством социального общения индивид становится частью общества. Социальное чувство (или социальный интерес) выражает связи между людьми в человеческом обществе. Это чувство развивается в трех основных жизненных сферах: в профессиональной деятельности, в социальных контактах с другими людьми, в любви и браке. Личность, не обладающая способностью к кооперации, не может решить этих трех важнейших для каждого человека проблем и получает в своем развитии отклоняющееся от нормы невротическое направление, а также может развиваться по пути преступного поведения или превращения в трудного ребенка. Нормальная личность с хорошо развитым социальным интересом хорошо компенсирована. Невротическая же личность характеризуется увеличивающимся чувством неполноценности, неразвитым социальным интересом и преувеличенной активной целью к достижению превосходства.
          Как считал Адлер, существуют три группы условий, способствующих появлению чувства неполноценности в раннем детстве.
          Во-первых, наличие физических недостатков, воспринимаемых как жизненные препятствия. Однако преодоление этих недостатков возможно. Для этого необходимо изменить отношение к дефекту, а также овладеть определенными приемами, необходимыми для работы (в подтверждение ученый приводит примеры из истории о музыкантах с плохим слухом, художниках с плохим зрением и т.п.).
          Во-вторых, неправильное воспитание, продуктом которого являются изнеженные дети, у которых не возникает чувство собственной ценности, и они встречаются с большими трудностями в установлении взаимопонимания с другими людьми.
          В-третьих, неправильное воспитание, в результате которого формируются бессердечные дети, у которых в силу враждебного отношения к другим людям также затрудняется процесс кооперации и сотрудничества в обществе. Эти ошибки в воспитании порождают у ребенка сильное чувство неполноценности. С точки зрения Адлера, воспитание в детях упорства и самостоятельности, терпения, отсутствие бессмысленного принуждения, унижения, насмешек, наказаний способствует укреплению у человека веры в свои силы.
          Согласно Адлеру, дефект сам по себе не предопределяет фатально дальнейшую судьбу ребенка и может быть компенсирован в процессе воспитания. Подчеркивание Адлером роли общества в развитии личности явилось основанием для квалификации его в зарубежной психологии как родоначальника социального направления в развитии психоанализа в форме индивидуальной психологии. Вместе с тем, Адлер сохранил глубокую связь с психоанализом, в частности, он принял положение о врожденных бессознательных причинах и движущих силах поведения (хотя и понимал их иначе); сохранил тезис о решающей роли раннего детства для всей последующей жизни человека, не проводил качественных различий между болезнью и нормой и др.
          Еще одним учеником и последователем Фрейда, выступившим с критикой положений фрейдовского психолоанализа был Карл Густав Юнг (1875-1961). После окончания медицинского факультета Базельского университета он работал как психиатр в психиатрической клинике Цюрихского университета под руководством Э. Блейлера. Юнг проводил эксперименты со словесными ассоциациями. С помощью этого метода он обнаружил бессознательные комплексы - психические фрагменты, выделившиеся в результате психических травм, ядро которых составляют эмоционально окрашенные содержания. В этот же период Юнг заинтересовался исследованиями по психологии истерии и сновидений Фрейда. Он так же как и Адлер высоко оценил книгу Фрейда "Толкование сновидений" и начал применять принципы психоанализа в своей практике. С 1906 г. начал тесно сотрудничать с Фрейдом. Однако уже в 1912 г. он выступает с критикой теории Фрейда в книге "Психология бессознательного". Разногласия с Фрейдом так же касались фрейдовских положений о сексуальной природе либидо.
          По Юнгу, либидо - это психическая энергия, выражающая интенсивность жизни, она имеет различные формы своего проявления в разные периоды человеческого развития, сексуальность есть только одна из таких форм. Встретив негативную реакцию Фрейда на критику, он в 1914 г. окончательно порывает с психоанализом. Совершив ряд путешествий в Южную Африку и Америку, познакомившись с представителями примитивных культур, Юнг использовал материалы этих культур (фольклор, мифы, верования) в построении оригинальной психологической концепции бессознательного.
          Собственную психологическую концепцию Юнг назвал аналитической психологией. Ее центральное содержание составляет учение о бессознательном и о процессе развития личности. Сохраняя деление психики на сознательное и бессознательное, Юнг развивает учение о двух системах бессознательного - личном и коллективном бессознательном. Личное бессознательное - это поверхностный слой психики, включающий все содержания, связанные с индивидуальным опытом: забытые воспоминания, вытесненные импульсы и желания, забытые травматические впечатления. Оно зависит от личной истории индивида, а его содержание может проявляться в снах и фантазиях. Однако главную роль Юнг отводил коллективному бессознательному. Коллективное бессознательное - это сверхличная бессознательная психика, включающая инстинкты, влечения, которые представляют в человеке природное существо, и архетипы, в которых проявляется человеческий дух. Коллективное бессознательное - это древнейшая психика, некоторая сущность, независимая от развития индивида, от его сознания. Оно включает национальные, расовые, общечеловеческие верования, мифы, предрассудки, а также некоторое наследство, которое человек получил от животных. Инстинкт и архетипы выступают регуляторами душевной жизни: инстинкт определяет специфическое поведение человека, а архетип обусловливает конкретное формирование сознательных психических содержаний. Архетипы существуют в форме образов и символов и соответствуют самым глубоким слоям бессознательного.
          Основанием для введения коллективного бессознательного явился психопатологический опыт, когда Юнг отмечал некоторое общее содержание в фантазиях многих больных и одинаковую последовательность в смене их. Эти образы и фантазии рассматривались как аналогичные образам в мифах разных народов и интерпретировались как выражение работы некоторой бессознательной человеческой (и частично животной) психики по фиксации, запечатлению бесконечно повторяющегося опыта.
          В такой фантастической форме Юнг выражал идею развития в психологии. Он описал несколько фигур архетипической природы, которые называл: Персона (или Маска), Тень, Анима (Анимус), Мудрый Старец, Самость. Эти фигуры трактовались как символы определенных сторон (тенденций) бессознательной психики. Фигуры коллективного бессознательного выступают и как уровни личности, в которой весь прошлый опыт человечества составляет наследственную данность, и проявляется в последовательности обнаружения архетипов в ходе индивидуального развития личности.
          Процесс становления личности называется Юнгом индивидуализацией. Ее цель - становление Самости, что психологически означает объединение, уравновешенность, связность сознательного и бессознательного. Этот процесс осуществляется естественным путем, но о том, как он протекает, можно узнать с помощью психотерапевта в ходе аналитической процедуры. Юнг трактует развитие как процесс, детерминированный изнутри и направленный на раскрытие уже изначально имеющегося в личности, в его бессознательном, "внутреннего ядра" личности, его Самости.
          В труде "Психологические типы" (1921) Юнг различает две базисные установки личности - экстравертированную, направленную на внешний мир, и интровертированную, направленную на внутренний мир, и четыре функции психики - мышление, чувство, ощущение, интуиция. Доминирование той или иной установки в сочетании с определенной психической функцией дает 8 типов индивидуальности. Эти взгляды Юнга послужили источником многочисленных научных публикаций и получили дальнейшее развитие в психологии.


11.3.3. Французская социологическая школа

Э. ДюркгеймВ психологической науке вопрос о социальной природе человеческого сознания был специально поставлен французской социологической школой. Основателем школы был Эмиль Дюркгейм (1858-1917), юрист, который создал концепцию первобытного мышления, изучая бытовое право у отсталых народов. Его идеи развил Л. Леви-Брюль. К этой школе примыкал некоторое время и Ж. Пиаже. К ней же принадлежали М. Гальбвакс, Ш. Блондель.
          Изучая обычаи, моральные и юридические нормы, взгляды народов с примитивным уровнем культуры, Э. Дюркгейм пришел к выводу о том, что они представляют общественную силу, господствующую над сознанием каждого отдельного человека. Человек - существо двойственное: индивидуальное (биологическое) и социальное. Первое имеет свои корни в организме, ему соответствует биологически определяемая часть психики, оно руководит практическими отношениями индивида с окружающим миром. В сфере материального производства индивид, согласно Дюркгейму, выступает как изолированное существо. Его индивидуальное сознание находится под влиянием объектов. Во французской социологической школе индивидуальное отождествляется с биологическим, индивид рассматривается как организм; проблема общественного и индивидуального отождествляется с проблемой социального и биологического. Социальное же существо в человеке формируется обществом. Ему соответствует социально определяемая часть психики. В двойственной природе человека заключается его отличие от животных: у последних нет общественного опыта. Дуализм - характерная черта концепции Э. Дюркгейма.
          Общество рассматривается Дюркгеймом как особая реальность. Оно выступает как духовное образование и включает совокупность мнений, знаний, способов действий определенного рода и т.д., которые отражают различные стороны общественной жизни и называются коллективными представлениями. Эти представления закрепляются в языке и обладают всеобщностью и необходимостью; они создаются обществом, а не личностью и выступают продуктом длительного развития человечества; они аффективно окрашены и принимаются каждым человеком без рассуждения, оказывая на него принудительное воздействие. Они не столько понимаются, сколько захватывают человека и заставляют его действовать.
          Признание влияния на человека коллективных представлений меняет понимание человека как источника наиболее высоких форм духа, объясняемых до этого или из индивидуального опыта, или путем допущения априорных прирожденных форм (эмпиризм или априоризм). Мысль Дюркгейма, что все собственно человеческое в человеке от общества - это действительно фундаментальная мысль. Однако общество Дюркгейм понимает односторонне, отождествляя его структуру с системой коллективных представлений, т.е. общественным сознанием. Охота, рыболовство и другие формы практической деятельности человека, хотя и рассматриваются, но лишь как контакты изолированных индивидов с природой, которые не предполагают с необходимостью настоящего мышления и не приводят к нему. Таким образом, в целом развитие мышления не связывается Дюркгеймом с развитием человеческой деятельности.
          Еще один представитель французской социологической школы, Люсьен Леви-Брюль (1857-1939) выступил с тезисом о двух формах, типах человеческого мышления и о специфических особенностях первобытного мышления. Согласно его теории, в процессе развития человеческого общества происходит не только накопление знаний о мире, но и смена типов мышления. Современный тип - логический - пришел на смену первобытному мышлению, которое Л. Леви-Брюль называет пралогическим. Первобытное мышление имеет магический характер; для первобытного человека мир вещей наделен одновременно естественными и сверхъестественными, обыденными и мистическими свойствами, причем наиболее важными являются именно сверхъестественные свойства; первобытный человек всегда думает о магических силах, скрытых за событиями, за вещами, которые сами по себе никакой силы не имеют.
          Мышление первобытного человека, направленное на магическое содержание, имеет особую логику. Оно подчиняется закону партиципации, т.е. сопричастия: ученый считает, что все предметы, сходные между собой, имеют общую магическую силу (отсюда вера в тень, портреты, имя - считается, что действия, примененные к ним, распространяются и на их оригиналы). Магическая сила передается также путем соприкосновения (сопричастие по подобию и сопричастие по выражению).
          По мнению Леви-Брюля, мышление первобытного человека абсолютно причинно: оно не признает случайностей, нечувствительно к противоречиям и не требует доказательства с помощью фактов. Умение различать разновидности растений, отпечатки следов каждого человека своей группы, искусство в производстве посуды, корзин, пирог, украшений и т.п. проявления трудовой деятельности не являются, по Леви-Брюлю, плодом размышления и рассуждения. Они - продукты чутья, интуиции, слепого навыка. По Леви-Брюлю, влияние общества на сознание человека осуществляется только через систему коллективных представлений, причем главным образом религиозно-мистического характера (верования, магические обряды).
          Пралогическое мышление, по мнению ученого, не образует стадию, предшествующую логической мысли. Оно представляет особую структуру, функционирующую совместно с логической мыслью, и не перерастает в логическое: с развитием общества сектор логического мышления лишь увеличивается, оттесняя мистическое пралогическое мышление. Дело в пропорции: в мышлении первобытных народов пралогические структуры преобладают. Но даже в современном обществе они не исчезли полностью, что находит отражение, например, в религии, представлениях о душе и т.п. Наша умственная деятельность одновременно и рациональна, и иррациональна, пралогические и мистические элементы в ней сосуществуют с логическими.
          К представителям французской психологической школы относятся также Морис Гальбвакс (1877-1945) и Шарль Блондель (1876-1939). Первый на материале памяти, а второй применительно к аффективно-волевой сфере утверждали социальный характер всей психики человека.
          Значение французской социологической школы заключается не столько в развиваемых ею представлениях о типах мышления, - как раз это и подвергалось критике, - сколько в выдвижении нового - исторического - подхода к исследованию человеческой психики. Проблема преобразования человеческой психики в ходе исторического развития общества получила последующее развитие как во Франции (К. Леви-Строс, А. Валлон, историческая психология И. Мейерсона), так и в других странах.


11.3.4. Описательная (понимающая) психология

В период открытого кризиса о новом подходе к изучению духовного мира человека заявил немецкий философ Вильгельм Дильтей (1833-1911), основатель "философии жизни". Он выступил с критикой академических философских школ и с притязаниями на новое мировоззрение, основанное на самой жизни, этой единственной реальности, постигаемой посредством творческих инстинктов и гениальной интуиции. Свои психологические взгляды ученый изложил в работе "Описательная психология" (1894).
          Деятельность В. Дильтея протекала в ситуации острых дискуссий о методологии исторического и гуманитарного знания, так называемых наук о духе. Согласно Дильтею, все эти науки о духе должны базироваться на психологии.
          Он исходил из положения о том, что все "культурные системы - хозяйство, право, религия, искусство и наука - и как внешняя организация общества в союзе семьи, общины, церкви, государства возникли из живой связи человеческой души" и они "не могут, в конце концов, быть поняты иначе, как из того же источника. Психические факты образуют их важнейшую составную часть, и потому они не могут быть рассматриваемы без психического анализа" (Дильтей В., 1992. С. 322). Вследствие психологизации трактовки общества, исторического процесса и наук о духе оказывалось, что "развитие отдельных наук о духе связано с разработкой психологии".
          Однако существующая психология (объяснительная - в терминологии Дильтея) была подвергнута ученым сокрушительной критике, ибо "метод объяснительной науки возник из неправомерного распространения естественно-научных понятий на область душевной жизни" (Там же. С. 338), так как естествознание рассматривалось как единственно подлинная форма научного знания. Естественно-научная ориентация психологии, особенно в период ее становления как самостоятельной науки, получает у Дильтея отрицательную оценку. Критике подвергались принципы объяснительной психологии, ее гипотезы, представления об элементах - атомах и их ассоциациях и др., которые нельзя доказать. Ее предметом не является полнота человеческой природы - объяснительная психология не может объяснить подлинную жизнь души, потому что занимается незначительными феноменами и трактует их неправильно.
          В то же время описательная психология "должна исходить из развития душевной жизни, а не выводить ее из элементарных процессов… Ход такой психологии должен быть исключительно описательным", а ее предметом должны явиться развитой человек и полнота готовой душевной жизни. Последняя должна быть понята, описана и анализирована во всей цельности ее" (Там же. С. 327-328).
          Эксперимент в психологии возможен, но только в пограничных областях душевной жизни, в центральных же - нет. Здесь позиция Дильтея сходна с вундтовской: вводя в психологию эксперимент, Вундт так же ограничивал его применение областью лишь простейших психических процессов.
          Противопоставление понимания и объяснения - центральный методологический принцип описательной психологии. Это противопоставление явилось формой критики натурализации в психологическом исследовании, которая свойственна естественно-научно ориентированной психологии. Понимание как метод понимающей психологии принципиально отлично от интроспекции. Интроспекция ограничивает познающего содержанием его сознания, закрывая выход в сферу объективного. Понимание не тождественно и рациональному познанию в понятиях: описательная психология обязана выяснить невозможность того, чтобы переживания были возведены в понятия. Понять - значит оценить субъективные переживания как осмысленные, включить субъективные переживания в более широкие смысловые связи, которые определяют их. Эти связи находятся вне субъекта, в духовной культуре, воплощенной в искусстве, религии, морали, праве.
          Попытка Дильтея пойти в психологии по линии соотнесения структуры отдельной личности с духовными ценностями общества не создавала адекватных методических и методологических средств для изучения психики человека, поскольку, как отмечает Выготский, "развитие высших психических функций представлено в ней как чисто духовный процесс" (Выготский Л.С., 1960. С. 24), да и сами эти сферы культуры возникают "в силу чисто духовного процесса, внутреннего самодвижения духа" (Выготский Л.С., 1960. С. 35). Развитие душевной жизни, по мнению Дильтея, происходит в условиях развития тела и зависит от связи с окружающим миром - физической и духовной средой. Движущей силой развития являются чувства и побуждения. Развитие складывается из отдельных жизненных состояний, каждое из которых стремится добыть и задержать свою жизненную ценность. Каждый возраст характеризуется направленностью на свои ценности и, более того, "всякий период жизни обладает самостоятельной ценностью, ибо каждый из них… способен быть исполненным ожидающими, повышающими и расширяющими существование чувствами" (Дильтей В., 1992. С. 344). В детстве игра является необходимым проявлением жизни. В юношеском возрасте складываются идеалы жизни, границы которых не испытаны. В зрелости происходит сознание действительных ценностей. В старости человеку открываются особо значительные ценности. Произведения, созданные в старости, отличаются особой возвышенностью. Развитие состоит в переходе от элементарных к более высоким ценностям, ибо "с поступательным течением жизни развивается все более расчлененный склад душевной жизни, которому доступны все высшие соединения" (Дильтей В., 1992. С. 345).
          Мысли В. Дильтея о том, что всякий период жизни обладает самостоятельной ценностью, созвучны современным представлениям о качественном своеобразии и непреходящей ценности отдельных периодов детства, уникальных возможностей, создаваемых ими для формирования соответствующих психических процессов и качеств.
          По точной оценке С.Л. Рубинштейна, "в противоположность глубинной психологии Фрейда, психология Дильтея может быть охарактеризована как вершинная психология. Так же, как Фрейд, Дильтей хочет познавать психологию личности в ее глубинах. Но в отличие от Фрейда, и даже в противоположность ему, он исходит из того, что психологические глубины личности раскрываются не в самых низших ее влечениях, а в самых высших ее объективированных проявлениях" (Сергей Леонидович Рубинштейн…, 1989. С. 349).
          Идеи В. Дильтея получили развитие в духовно-научной психологии Эдуарда Шпрангера (1882-1963). Ее задачей является исследование отношения индивидуальной духовной структуры субъекта к структуре объективного духа (предмет общей психологии как науки о духе) и выявление типов, или форм, смысловой направленности, получивших название "форм жизни" (предмет дифференциальной психологии как науки о духе).
          От общего утверждения В. Дильтея о соотношении структуры душевной жизни с культурой и о ценности, которая определяется эмоциональным отношением субъекта, Шпрангер переходит к классификации ценностей и производит ее по более объективному, чем это было у В. Дильтея, основанию. Ценности - это объективные образования, независимые от субъекта, противостоящие ему и оказывающие на него воздействие. Это весь мир - природа, наука, искусство и т. п.

Поскольку в жизни нет чистых типов, каждый отдельный конкретный случай нужно уметь привести к одному из этих типов. Исходя из этих психологических представлений, Шпрангер делал и ряд педагогических выводов. Всеобщее образование не должно быть одинаковым для всех. Педагог должен интуитивно угадать еще не сформировавшуюся и не осознанную ребенком психическую структуру и готовить его к наиболее целесообразному и доступному для него пути жизни.
          Описательная (понимающая) психология открыто противопоставляет себя естественным наукам и носит умозрительный характер. Ее вывод о невозможности естественно-научного объяснения в психологии звучит возвращением к старой идеалистической психологии как науке о душе. Предпринятая в этом направлении попытка соотнести структуру отдельной личности с духовными ценностями и формами культуры, созданными исторически, в силу идеалистического их понимания представляла развитие высших психических функций как чисто духовный процесс: "При таком понимании истории и культуры и при таком понимании психологии сказать, что психологию следует изучать исторически, это значит, в сущности, что духовное следует сближать с духовным. ...Понимающая психология далека от адекватной разработки проблем культурного развития" (Выготский Л. С., 1960. С. 35).
          Таким образом, период открытого кризиса привел к достаточно широкому развитию вариантов интерпретации сущности и задач психологического познания. Многие направления психологии впоследствии изменили свои исходные основания, трансформировавшись в научные теории с приставкой нео-: неофрейдизм, необихевиоризм и т.д. В то же время, например гештальт-психология, еще одно из важных направлений психологической мысли первой трети XX столетия, сформировавшаяся в рамках изучения проблем мышления, впоследствии трансформировалась в теорию личности, сохранив и расширив исходные постулаты.


Словарь терминов

  1. Бихевиоризм
  2. Гештальт-психология
  3. Гуманистическая психология
  4. Когнитивная психология
  5. Понимание как метод познания
  6. Психоанализ
  7. Структурализм
  8. Функционализм


Вопросы для самопроверки

  1. В чем состоял кризис в психологии конца XIX - начала XX в.?
  2. Чем характеризовался период "открытого кризиса" в психологии?
  3. Какие характерные черты традиционной психологии XVII-XIX вв. выделяет А.Н. Ждан?
  4. Назовите основных представителей бихевиоризма
  5. Какие реакции в поведении человека выделяет Уотсон?
  6. Какие этапы выделяются в развитии психоанализа и чем они характеризуются?
  7. Какие три сферы психики выделял Фрейд и как они соотносились между собой?
  8. Какие условия, способствующие появлению чувства неполноценности, выделяет Адлер?
  9. Дайте характеристику ключевых идей французской социологической школы
  10. Каковы ключевые идеи описательной (понимающей) психологии?


Темы курсовых работ и рефератов

  1. Общенаучная и социокультурная ситуация возникновения методологического кризиса в психологии конца XIX - начала XX в.
  2. Основные этапы кризиса методологических основ в психологии и их влияние на последующее развитие психологии
  3. Анализ методологического кризиса в психологии Л.С. Выготским и С.Л. Рубинштейном
  4. Бихевиоризм - история формирования и основные идеи
  5. Рефлексология как наука о поведении человека: история формирования и ключевые положения
  6. Теория оперантного научения Скиннера как вариант бихевиоризма
  7. У истоков психоанализа - история науки о бессознательном
  8. Научные идеи и вклад в развитие психологии А. Адлера
  9. Научные идеи и влияние на развитие психологии К. Юнга
  10. Э. Дюркгейм и его психологическое наследие
  11. В. Дильтей как основоположник "философии жизни"
  12. Жизнь и научное творчество Э. Шпрангера


Список литературы

  1. Бернал Дж. Наука и общество. М., 1953.
  2. Вернадский В.И. Избранные труды по истории науки. М., 1981.
  3. Выготский Л.С. История развития высших психических функций // Выготский Л.С. Развитие высших психических функций. М., 1960.
  4. Выготский Л.С. Современные течения в психологии // Выготский Л.С. Развитие высших психических функций. М., 1960.
  5. Дильтей В. Описательная психология // История психологии (10-е - 30-е гг. Период открытого кризиса): Тексты. 2-е изд. / Под ред. П.Я. Гальперина, А.Н. Ждан. М., 1992. С. 319-346.
  6. Ждан А.Н. Общая характеристика состояния зарубежной психологии в период открытого кризиса (начало 10-х - середина 30-х годов XX в.) // История психологии (10-е - 30-е гг. Период открытого кризиса): Тексты. 2-е изд. / Под ред. П.Я. Гальперина, А.Н. Ждан. М., 1992.
  7. Ланге Н.Н. Психология экспериментальная // Энциклопедический словарь Русского библиографического института Гранат. - 7-е изд. - М., 1929. Т. 33.
  8. Леонтьев А.Н. Октябрь и психологическая наука // Вестн. Моск. ун-та. Сер. Психология. 1977. № 3.
  9. Рубинштейн С.Л. Проблемы общей психологии. М., 1973.
  10. Сергей Леонидович Рубинштейн: Очерки, воспоминания, материалы. М., 1989.
  11. Уотсон Дж. Б. Бихевиоризм // История психологии (10-е - 30-е гг. Период открытого кризиса): Тексты. 2-е изд. / Под ред. П.Я. Гальперина, А.Н. Ждан. М., 1992. С. 96-107.
  12. Уотсон Дж. Психология как наука о поведении. М., 1926.
  13. Фрейд 3. Лекции по введению в психоанализ. М., 1922.
  14. Ярошевский М.Г. Краткий курс истории психологии. М., 1995.