ТЕМА 1. ИСТОРИЯ ПСИХОЛОГИИ: ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ

1.1. Характеристика предметной области истории психологии

Появление психологических знаний по времени сопоставимо с рождением человеческой цивилизации: возникает человеческое сообщество и вместе с ним появляются попытки ответить на извечные, волнующие человека вопросы, касающиеся его возможностей и ограничений во взаимодействии с суровой действительностью, его специфики и места в окружающем мире. Результатом такого рода размышлений является возникновение психологического познания, которое, уходя своими корнями в ранние этапы человеческой истории, сопровождает и все дальнейшее ее развитие, вплоть до настоящего времени. Психологическое знание - знание человека о себе как носителе особых психических свойств и характеристик, субъекте психической деятельности. Развитие психологического знания осуществляется объективно, с непреложной необходимостью в силу его реальной функции в жизнедеятельности человека, в его эволюционном становлении. Знание о психике, следуя за развивающейся жизнью человека и отражая все новые и усложняющиеся стороны его взаимодействия с миром, включается само в это взаимодействие как важный фактор его регуляции, обеспечивая не только адаптивные, приспособительные, но и преобразующе-действенные, активные формы поведения. Объективно происходящее накопление и осмысление знаний людей о психической реальности как важной составной части развития жизненного процесса, условия совершенствования взаимодействия человека с миром и самого человека как субъекта психической реальности образует психологическое познание.

Развитие психологического знания как результата творческой познавательной деятельности человека в его целостности и в его реальной диалектике на разных этапах культурной эволюции человечества составляет объект истории психологии.
          Попытки осмыслить процесс психологического познания, описать его содержание и структуру (совокупность взглядов, идей, подходов, направлений и течений, категорий и понятий), его институциональные и персонально-личностные аспекты, а также закономерности и этапы развития составляют предмет истории психологии (Хрестомат. 1.1).
          Сложность и многоаспектность психологического познания как объекта исследования, а также непосредственная связь его осмысления с развитием общенаучных взглядов о человеке и психологических идей, с методологическими и идейными влияниями обусловливают соответственно различные определения предмета истории психологии. В их основе - выделенные и акцентируемые теми или иными авторами стороны или аспекты единого объекта историко-психологического анализа.
          Недостаточная отрефлексированность методологических проблем в истории психологии с одной стороны, и ее принадлежность к науковедческим дисциплинам - с другой, объясняют необходимость и возможность при рассмотрении данного вопроса выходить за рамки собственно истории психологии в область науковедения. В итоге в наиболее общем виде представляется возможным выделить три основных подхода в определении предмета истории науки (в том числе психологии) (Хрестомат. 1.2).

          К. ПопперПервый подход в основу изучения кладет результат психологического познания, его внутреннее содержание - собственно психологическое знание (его строение, структуру, логико-содержательные аспекты, внутрилогические механизмы развития знания), рассматривая его как самодостаточное и существующее относительно самостоятельно, вне связи с другими сторонами познавательного процесса (социально-культурными и личностными опосредованиями). Такой подход, акцентирующий внимание в основном на внутренней, логической стороне познания и отвечающий на вопрос "каково содержание знания", может быть назван логико-научным, или интернальным, подходом в истории науки. В науковедении, по сути, данная стратегия исследования представлена работами Т. Куна, К. Поппера и их последователей, обосновавших логические концепции роста научного знания как процесса исторического, но обусловленного в своем развитии внутринаучными факторами (дифференциация и интеграция психологического знания, научные традиции и школы, разработка новых методов исследования и т.д.), а потому и объяснимого на основе внутринаучных закономерностей. Так, И. Лакатос, отмечает, что наука является автономной системой, что "внутренняя история" науки первична, а "внешняя история" - вторична и не имеет "существенного значения" для ее понимания (Лакатос И., 1978. С. 203). Под внешней историей имеются в виду все другие формы деятельности человека, не влияющие, по мнению Лакатоса, на существенные характеристики науки, а лишь создающие тот или иной фон для ее развития. Отсюда им делается вывод, что наука как уникальное явление культуры изучается прежде всего с точки зрения ее внутренней истории: "...в построении внутренней истории историк науки в высшей степени разборчив: он будет пренебрегать всем, что является иррациональным в свете его теории рациональности" ( Там же. С. 232).
          Подобную же позицию разделяет А.Р. Холл, считающий, что анализ науки в контексте социально-экономических условий непродуктивен, ибо указанные аспекты для нее безразличны (Hall A.P., 1968). Наука, являясь специфической деятельностью по теоретическому отображению действительности, по его мнению, независима и автономна по отношению к действительности. "...Что нам может дать для понимания научной революции от Галилея до Ньютона знание, что многие ученые интересовались кораблями, экипажами...", - пишет он (Там же. С.91).
          А. Койре полагает, что движение науки носит субстанциональный характер и не нуждается в обосновании извне, оно может быть понято на основе "интеллектуальных мутаций". Так, например, введение математики в объяснение физических явлений в науке Нового времени, согласно его мнению, определяется, прежде всего, трансформациями в мировоззрении человека этого периода сравнительно с взглядами, характерными для античного мира, т.е. внутренними законами развития сознания человека (выводимыми из самих себя). В сознании человека и в общественной мысли он видит, по сути, основную причину и источник "интеллектуальных мутаций". Соответственно главное внимание Койре предлагает направить на внутреннюю историю науки: "Я не собираюсь приводить... соображения о причинах, вызывающих духовную революцию 16 века... достаточно описать... духовную или интеллектуальную установку новой науки..." (Койре А., 1985. С. 130).
          В российской науке указанная стратегия в понимании предмета истории психологии в чистом виде не представлена, что объясняется общей социальной ориентацией нашей науки и утвердившейся концепцией социальной природы познания как важнейшего принципа марксистской гносеологии (Мамчур Е.А., 1987. С. 4). Значительное внимание к теоретическим аспектам развития научного знания, обусловленное их центральным местом в общей структуре психологического познания, одновременно сопровождается исследованием генезиса знания, факторов его детерминации (как внешних, так и внутренних), дополнением логического анализа историческим. Так, в работах М.Г. Ярошевского подчеркивается необходимость установления связи между историческим исследованием науки и логико-методологическим. Взаимодействие логического и исторического аспектов в развитии историко-психологического познания обосновывается в теоретических трудах и реализуется в конкретных исследованиях, выполненных Е.А. Будиловой.

          Второй подход в определении предмета истории науки (в том числе психологии). Акцент на внешней истории развития научного знания и попытка вывести из нее и описать на ее основе внутринаучные закономерности порождает второй подход в понимании предмета истории науки - экстернальный. На этой основе возникает специальная область науковедения - социальная история науки. История науки рассматривается здесь в социальном контексте, в ее зависимости и связи с развитием организационных и социальных условий и предпосылок. Продуктивность указанного подхода состоит в том, что он выявляет значимые факторы детерминации научного знания, отвечая на вопрос "почему наука в определенных социально-исторических и культурных условиях приобретает конкретно-исторические формы". С одной стороны, это отражает одну из существенных характеристик науки - ее социальную природу как компонента общественной структуры и как результата совокупных коллективных усилий, с другой стороны, возникают вопросы относительно уровня детерминационных возможностей, степени и глубины социального воздействия на развитие психологического знания (его направления, структуру, содержание исследуемых проблем). Являются ли социальные факторы условиями, предпосылками развития научного знания, либо они рассматриваются в качестве "механизмов" его развития, "движущих сил", определяющих непосредственно внутреннюю логику развития науки" (Мамчур Е.А., 1987. С. 5). Вопрос этот остается дискуссионным. Очевидно, однако, что в последние годы на фоне идеологических и политических изменений, происходящих в российском обществе, и возникающим в связи с этим стремлением переосмыслить свою историю и освободиться от старых, отживших установок и стереотипов, все больше начинают доминировать "социально-ориентированные" исследования в области истории психологии, активно развивается социальная история науки. Отражением крайней позиции в реализации указанной стратегии является, в частности, однозначный отказ ряда исследователей (в том числе и в области психологии) от тех научных идей, которые возникли в рамках марксистской методологии и потому сегодня связываются жестко и непосредственно с ее "духом" не только по форме, но и по содержанию. А в связи с этим выдвигаются предложения о тотальном пересмотре всех не только методологических, но и теоретических положений психологии. В данном случае мы видим яркий пример того, как внутреннее содержание науки подчиняется, а в определенном смысле и приносится в жертву ее внешней истории. Поэтому сколь невозможна изолированная от внешних влияний история идей как предмет истории психологии, столь же окажется мало продуктивной, по-видимому, и освобожденная от логических аспектов социальная история психологии.

          Третий подход в определении предмета истории науки. Представители третьего подхода в изучении истории психологии акцентируют внимание на ее персонально-личностных аспектах. Во главу угла в качестве главного двигателя научного прогресса и главного предмета рассмотрения выступает личность и творческий путь того или иного ученого, его научные идеи, взгляды, концепции и подходы. Таким образом, история науки, по сути, становится историей деятелей науки (будь то отдельный ученый, или группа ученых, или то или иное их объединение). Разумеется, и этот подход не лишен основания, ибо, как справедливо подчеркивает М.Г. Ярошевский, "новая идея не может зародиться нигде, кроме "психологической среды" конкретного индивида" (Ярошевский М.Г., 1973. С. 178), а потому несет в себе отпечатки индивидуальности породившего ее ученого, его научные и социальные ориентации, систему его приоритетов, установок и ценностей. Но, с другой стороны, при таком ракурсе рассмотрения возникает угроза исчезновения из поля зрения исследователей закономерностей развития научного знания, его тенденций и других "надличностных" феноменов развития научного знания, существенно значимых для раскрытия его динамики и принципиально не сводимых к уровню отдельного ученого, сколь бы талантлив и продуктивен он ни был, а выступающих в качестве некоторого интегрального выражения обобщенных совместных усилий ученых в рамках определенной культуры на значительном временном срезе. Видимо, именно это обстоятельство вызывает серьезные возражения у ряда зарубежных историков психологии, выступающих против доминирования личностно-персонального подхода в исследовании развития психологического знания (Э. Боринг и др.). Высказываются даже мнения, что в будущем история психология будет анонимной, то есть лишенной "культа личности" (цит. по: Ярошевский М.Г., 1973. С. 180).
          Обоснование определения предмета истории психологии предполагает описание специфики рассматриваемой предметной области.
          1. По своей гносеологической природе история психологии представляет собой отражение процесса становления и развития психологического познания, т.е. является отражением второго порядка - отражением отраженного. Она исследует не саму психическую реальность, а представления о ней, складывающиеся на разных этапах истории и в разных культурных ареалах. Этим обусловлена необходимость четкого разведения объективного (соответствующего действительному ходу развития истории) и субъективного (привнесенного его интерпретациями) взгляда на исследуемые процессы. Более того, именно субъективные представления во всем их многообразии как отражающие разные уровни их "отходов" или "приближений" к исследуемой реальности и составляют непосредственный предмет историко-психологического исследования.
          2. Познание в любой области - глубоко диалектический процесс, включающий преобразование, приращение знания, накопление научной фактологии и углубление ее теоретического осмысления, изменение структуры научного знания и его понятийно-категориального основания и т.д. Отражая реальную диалектику психологического познания, история психологии сама является диалектической научной дисциплиной. Причем и здесь, наряду с объективной диалектикой (идущей от самого объекта, его развития), имеют место и субъективные факторы (исторически детерминированные изменения в мировоззрении исследователей научного познания). Этим определяется существование разных картин развития психологического знания на разных этапах истории, в рамках разных научных школ и у отдельных ученых (Хрестомат. 1.3).
          Данное положение усугубляется сложностью выделения точных научных критериев оценки выдвигаемых в области истории психологии положений.
          3. Предметная область истории психологии складывается на стыке и пересечении с рядом научных отраслей. По своему объекту - психическая реальность - история психологии относится к разряду психологических дисциплин, входит в структуру общей психологии. По методу - психолого-историческая реконструкция развития психологического знания - она принадлежит к историческим наукам. Носителем научной фактологии в области истории психологии являются исторические источники и поэтому история психологии тесно связана с источниковедением. Как область знания, занимающаяся изучением развития научного знания в отдельной отрасли знания, история психологии является разделом науковедения. Логика исследования и генезис становления психологического знания определяют связь истории психологии с философией, естествознанием, культурологией, а также ее опору на данные, полученные в таких разделах психологии, как психология личности, психология творчества, психология развития и историческая психология. Определяя статус и место истории психологии в системе наук, М.Г. Ярошевский пишет, что психологическое познание "имеет своим объектом реальность, своеобразие которой в том, что она укоренена в различных системах биологических и социальных отношений. Психическая регуляция поведения неотделима от физиологической. Поэтому каждый крупный успех в исследовании мозга, нервной системы, органов чувств стимулирует продвижение психологической мысли к новым рубежам. Столь же органична и связь психического с социальным" (Ярошевский М.Г., 1974. С. 7). А отсюда вытекает необходимость реализации комплексной стратегии исследования в истории психологии, привлечения данных разных наук, их методического и теоретического арсенала и исследовательских возможностей для раскрытия и объяснения динамики психологического познания.
          4. Наконец, учитывая все вышесказанное, есть основание определить историю психологии как объект исследования в качестве системного образования, включающего множество аспектов, иерархическую структуру, сложную, разноуровневую систему детерминант.

1.2. Принципы историко-психологического исследования

Важным элементом методологии любой науки является система методологических принципов, каждый из которых выступает в виде кратко сформулированной теории, не только обобщающей исторический опыт развития данной области знания и отражающей ее основные законы и закономерности, но составляющей исходное требование для дальнейших исследований. История психологии как одна из базовых отраслей психологии в своих теоретико-методологических основаниях опирается на ряд общефилософских и общепсихологических принципов, которые применительно к историко-психологическим исследованиям приобретают специфическое звучание и формулировку, выступая как частно-психологические принципы истории психологии. Что же это за принципы?
          1. Принцип детерминизма, фиксирующий понимание учеными способов объяснения процесса становления и развития психологического познания. В соответствии с этим принципом, в основе любого историко-психологического события лежит совокупность явных или неявных причин. Нет ни одного факта в истории психологии, которому бы не предшествовали определенные причины. Любое событие на всем протяжении исторического хода формирования психологической науки является результатом, следствием многообразной череды предшествующих явлений или причин и, в тоже время, выступает как одна из предпосылок последующих событий. При этом следует иметь в виду системный характер этих причинно-следственных зависимостей, что позволяет понимать смену детерминант развития психологии в разные хронологические периоды. Задача исследователя, в соответствии с этим принципом, состоит, во-первых, в раскрытии совокупности и иерархической структуры этих причин (внутренних и внешних, прямых и косвенных, непосредственных и опосредованных и т.д.), обусловивших путь к современности, а во-вторых, в установлении закономерной связи между прошлым, настоящим и будущим.
          2. Принцип единства логического и исторического в понимании генезиса развития психологического знания, который отражает понимание соотношения внутренних, внутринаучных (влияние традиции, изменение категориально-понятийного аппарата, динамика структуры науки, взаимосвязи и взаимовлияния разных научных дисциплин, появление новых методов исследования и т.д.) и внешних, социокультурных причин (потребности общественной практики, идеолого-политические влияния, воздействие научно-технического прогресса, особенности духовной и интеллектуальной атмосферы в обществе и т.д.) в ходе реального процесса исторического развития психологии. Другими словами, данный принцип фиксирует взаимосвязь теории и истории психологии, что предполагает, с одной стороны, изучение отношения содержательного (т.е. логического) аспекта объекта историко-психологического исследования с анализом процесса его развития (т.е. исторического), а с другой, - выявление связи познания данного объекта с историей человеческого общества в целом и историей научного познания в частности. В соответствии с данным принципом, требуется, как отмечает Е.А. Будилова, "в сложной и конкретной исторической действительности найти основную логическую нить развития науки, которая выражает закономерность этого развития" (Категории материалистической..., 1988. С. 234). При этом следует иметь в виду, что каждая новая ступень в развитии теории психологии закономерно приводит к новому взгляду на ее историю: "Прошлое научной мысли рисуется нам каждый раз в совершенно иной и все новой перспективе. Каждое научное поколение открывает в прошлом новые черты... Случайное и неважное в глазах ученых одного десятилетия получает в глазах другого нередко крупное и глубокое значение" (Вернадский В.И., 1922. С. 58).
          3. Принцип системности. В некотором смысле обобщением, интеграцией и, в то же время, операционализацией указанных двух принципов в реальном историко-психологическом исследовании выступает принцип системности в изучении истории психологического знания. Он предполагает понимание истории развития психологических идей, проблем и направлений как многоуровневого (фундаментальный и прикладной уровни), многокачественного (обыденное, научное, художественно-образное, религиозное знания), многомерного (научное творчество отдельного ученого, научных коллективов и школ, регионального психологического сообщества, сторонников той или иной парадигмы, теории или концептуального подхода) и многообразного по своим проявлениям (донаучное, научное и паранаучное состояния) процесса, обусловленного многовариантной системой детерминант при оформлении ведущего, системообразующего фактора в конкретной исторической и социокультурной ситуации. Реализация данного принципа требует изучения истории психологического знания в различных аспектах: "во-первых, в тех исторических конкретных условиях, в которых наука включалась в общественную жизнь, и, во-вторых, в тех логических, теоретических связях, в которых строились психологические знания каждого исторического этапа, с одной стороны, и в том соотношении, в котором они находятся в современной психологической науке, - с другой" (Категории материалистической..., 1988. С. 233).
          4. Принцип объективности историко-психологического исследования, определяющий позицию историка психологии в его отношении к изучаемому объекту. Учитывая вытекающее из самой природы историко-психологического исследования взаимодействие как минимум двух научных позиций (позиция самого исследователя истории психологии и позиция, представленная в идеях, взглядах, содержании исследуемой им реальности) и двух временных координат (познаваемое время и время осуществления исследования), актуальным является решение вопроса о концептуальном подходе самого исследователя ("аникваристическом" или "презентистском") в ходе решения задач историко-психологического исследования. Данный принцип предполагает, что при такой процедуре, как оценка значимости тех или иных идей и результатов творчества, необходимо исходить не только из современного состояния знания, на которое опирается и от которого отталкивается исследователь, но и учитывать то реальное место, которое занимают те или иные рассматриваемые идеи в психологии и культуре своего времени ("героя судят по законам его времени"). Это позволит историку психологии преодолеть собственные предпочтения (научные и личностные) в восприятии развития психологического знания. В то же время очевидно, что в ходе операции воссоздания, реконструкции пути психологического познания историк психологии не может не опираться на совокупность современных знаний, составляющих фундамент его профессионального мышления (мировоззрения). В этом случае, чтобы оставаться объективным, он должен, исходя из современного уровня познания, следовать тем не менее не только стилю и логике современных размышлений, но и логике и наличным представлениям изучаемой эпохи, руководствоваться при отборе фактов не только критерием актуальности и полезности для дальнейшего развития психологического знания, но и критерием полноты описания реального процесса познания во всей его противоречивости и альтернативности. Это даст возможность избежать модернизации, осовременивания, достраивания, и, как следствие, - искажения реальной картины развития психологического знания, - т.е. поможет преодолеть презентистские тенденции в истории психологии. Таким образом, в соответствии с данным принципом, перед ученым стоит задача в ходе историко-психологического исследования сформировать и выдержать позицию объективного, строго говоря, не предвзятого (ни как человека с его личностными симпатиями и антипатиями, ни как ученого, приверженного тем или иным теориям и концепциям) в отношении конечного результата наблюдателя по отношению к исследуемому объекту.
          5. Принцип конструктивно-позитивного анализа. Принцип объективности непосредственно связан и дополняется принципом конструктивно-позитивного анализа истории психологии, который акцентирует внимание в историко-психологических исследованиях не на ошибках, недостатках и просчетах в развитии психологической мысли какой-либо отстоящей от ученого исторической эпохи, а на выявлении в совокупности историко-психологических фактов, событий, теорий и концепций того позитивного, конструктивного и прогрессивного, что сумела достичь психологическая мысль данного периода; ориентация не на критику несовершенного, а на поиск рационального и перспективного. Однако это не означает отказа от реалистической оценки (включая и ее критические моменты) тех или иных идей, взглядов, подходов. При этом критический анализ из самоцели становится средством научного познания.
          6. Принцип периодизации и преемственности развития психологического знания, который предполагает наличие качественно различных этапов и периодов (содержательно и логически связанных между собой) в динамике единого и непрерывного процесса научного познания. Руководствуясь данным принципом, историк психологии должен не только выделить ключевые, наиболее значимые вехи и моменты этого процесса, не только описать историческую и логическую специфику выделенных ступеней развития знания, но и показать их эволюционную взаимосвязь и взаимопроникновение.
          7. Принцип единства прошлого, настоящего и будущего фиксирует понимание роли и целевой функции историко-психологических исследований. Познание истории психологической науки не является только самоцелью с точки зрения собирания и уточнения исторического материала, характеризующего формирование и развитие психологических знаний (архивирование фактов), или воссоздания и реконструкции недостающих (неявных) звеньев в единой цепочке развития психологической мысли. Данный принцип ориентирует ученого на прогностическую стратегию исследования, связанную, во-первых, с выявлением перспективных линий, позиций, идей и подходов, сформировавшихся в прошлом, а во-вторых, с их актуализацией в контексте современных достижений психологической науки. Лишь прошлое, рассмотренное в контексте современности, позволяет очертить проблемное поле будущих исследований и тем самым имеет не только чисто познавательный интерес, но и носит установочно-ориентировочный характер для дальнейшего развития психологического знания.
          8. Принцип единства коллективного и индивидуального творчества в развитии психологического знания предполагает понимание истории психологии как результата деятельности не только отдельных, хотя и выдающихся ученых, но как совокупного усилия всего научного сообщества. Этот принцип ориентирует исследователя на выявление всех предпосылок формирования той или иной идеи, анализ того контекста, который в конечном итоге привел к оформлению в трудах конкретного ученого определенной концепции или теории. Он также предостерегает историка психологии от абсолютизации вклада отдельного ученого или научной школы в формирование совокупного психологического знания. В данном случае имеется в виду понимание историком психологии того факта, что психология, даже в творчестве особенно выдающихся ее представителей, не начинается каждый раз с "чистого листа", а получает лишь свое закономерное развитие. Соответственно и психологическое познание как совокупность идей и теорий, как результат коллективного творчества многих поколений исследователей в работах конкретного ученого получает творческое, порой оригинальное и новаторское, развитие или более четкое концептуальное оформление.


1.3. Методы историко-психологического исследования

В структуре методологии любой науки (и история психологии здесь не исключение) существенное и значимое место занимают методы организации исследований, сбора и интерпретации теоретических и эмпирических данных. В историко-психологических исследованиях используется широкая совокупность качественных и количественных методов. Они определяются спецификой предметной области истории психологии, и в первую очередь невозможностью проведения непосредственного опытного исследования, а также гносеологическими ограничениями, обусловленными наличным уровнем развития научного знания в целом (возможности вычленения изучаемого объекта из его естественной историко-научной среды и социокультурного контекста в качестве предмета историко-психологического исследования, выбор адекватных исследовательских методов и средств из всего их многообразия и т.д.). В конечном итоге все методы историко-психологического исследования предназначены для получения и освоения новых знаний и их синтеза, достижения интеграции разрозненных структурных компонентов истории психологии (концептуально-теоретические идеи, научное наследие ученого, достижения научных школ, результаты и логика развития отраслей и проблематики психологии и т.д.) в единую общенаучную картину развития психологического познания.

При этом необходимо отметить, что каждый из указанных методов, во-первых, в реальном исследовании конкретизируется в виде совокупности частных методик или методических приемов, которые могут выступать как реализация различных методов, во-вторых, - имеет сферу своего преимущественного использования.
          Так, структурно-аналитический метод предполагает в качестве целевой задачи исследования изучение строения психологического знания и ориентирован на выявление как его структурных элементов и иерархических уровней, так и их взаимосвязей.
          Б.Г. АнаньевСравнительно-сопоставительный метод, иногда называемый синхронистическим, направлен на фиксацию разнородных событий истории психологии, иногда пространственно отдаленных, но совпадающих во времени, т.е. связанных одновременностью их осуществления. Пример использования этого метода мы находим в одном из разделов монографии Б.Г. Ананьева "Очерки истории русской психологии XVIII и XIX веков" (1947).
          Генетический метод, в отличие от двух предыдущих методов, ориентированных на получение статичной картины психологического знания, наоборот, имеет основной задачей выявление динамики, этапов, стадий трансформации психологического знания в контексте конкретного предмета историко-психологического исследования. Еще раз подчеркнем, что каждый из организационных методов может быть использован применительно к изучению любой проблемы истории психологии, более того, часто в одном и том же исследовании используется совокупность данных методов.
          Методы сбора и интерпретации фактологических данных в историко-психологических исследованиях отличаются своим многообразием и не всегда четкой технологической операционализацией. Тем не менее каждый из них раскрывает, в меру своей разработанности более или менее полно и обоснованно, определенный аспект истории психологии. Остановимся на краткой характеристике данных методов, тем более что далеко не все из них получили на сегодня однозначную интерпретацию.
          Метод анализа категориально-понятийного аппарата психологической науки направлен на выявление особенностей понимания и трактовки конкретного понятия или термина в какой-либо хронологический период или в трудах разного периода одного и того ученого. Данный метод имеет в своей основе предположение, что именно категории и понятия в концентрированном виде отражают всю совокупность научных знаний исследуемого объекта (Ткаченко А.Н., 1974; Ярошевский М.Г., 1973 и др.).
          Метод анализа продуктов деятельности состоит в изучении продуктов научной деятельности ученого или научных коллективов, включая в том числе как изданные, опубликованные работы, так и неопубликованные. При этом большое значение имеет изучение различных вариантов одного и того же текста, эпистолярных документов (дневники, переписка, воспоминания и т.п.). Часто, использование данного метода позволяет существенным образом скорректировать оценки и суждения относительно динамики научных взглядов ученого, уточнить недостаточно проявленные моменты в логике развития научной проблематики, отрасли или научного направления, расширить представления о системе взаимоотношений в научном сообществе.
          Метод исторической реконструкции является одним из вероятностных методов в познании истории психологии. В основе его использования лежит идея о возможности воссоздания целостной картины какого-либо процесса, явления, ситуации или периода путем детального и комплексного анализа частных составляющих этого целого. Пересечение результатов изучения этих частных составляющих приводит к получению новых, ранее неизвестных характеристик исследуемой реальности. По сути дела, исследователь (не имея возможности из современности вернуться в историческое прошлое), используя всю доступную ему совокупность письменных и устных источников как прямых, так и косвенных, моделирует (имитирует) реальную историческую ситуацию. Особую продуктивность данный метод имеет при исследовании психологических и социально-психологических феноменов, характеризующих внутренний мир типичного представителя конкретной исторической эпохи или общества, содержание менталитета и динамику настроений в социуме, смысложизненные ориентации и мировоззренческие установки людей того или иного хронологического периода. В силу этого, метод реконструкции выступает как один из самых психологизированных при изучении истории психологии. В настоящее время активно формируется отдельная отрасль психологической науки - историческая психология, тесно взаимодействующая с историей психологии по целому ряду как теоретико-методологических, так и содержательно-фактологических вопросов, которая использует данный метод как основной при воссоздании и характеристике психологических феноменов и явлений в масштабе реального исторического времени (Современная психология..., 1993).
          Проблемологический анализ является одним из качественных методов в изучении динамики психологического знания и опирается на признание проблемы в качестве системообразующего фактора научного познания. Это обусловлено тем, что, с одной стороны, посредством формулировки проблем происходит социокультурная детерминация развития научного знания: в "процессе постановки проблемы осуществляется социальный заказ науке", а с другой стороны, проблема выражает также внутреннюю логику развития научного знания, фиксирует объективную потребность науки как саморегулируемой системы, потому что ее постановка и решение отражают взгляды и ориентации как отдельных ученых, так и целых исследовательских коллективов и научных школ. Более того, проблема может выступать как в виде научной постановки вопроса, так и, с точки зрения формулирования ее, в форме житейского суждения или обыденного знания. Метод проблемологического анализа, таким образом, дает возможность избежать жесткой дихотомии не только по линии "экстернализм-интернализм", но и позволяет установить конструктивные связи в рамках научного и донаучного этапов развития знания. Данный метод ориентирован на выявление предпосылок возникновения проблемы, анализ процесса ее осознания и формулировки, исследование путей и вариантов ее разрешения (Олейник Ю.Н., 1990).
          Метод источниковедческого анализа направлен на изучение документальной основы историко-психологических исследований. В его основе лежит идея о том, что любой исторический факт, лишенный пространственно-временных координат и вырванный тем самым из своих структурно-генетических связей, не только теряет свой исторический характер, но вообще перестает существовать как факт. При использовании данного метода в конкретных историко-психологических исследованиях, как правило, наиболее широкое распространение получает комплексная методика интерпретации и критики источника (включающая в себя: точную датировку, установление подлинности источника; пространственную локализацию исторических фактов и событий упоминаемых в нем; идентификацию авторства и лиц, упоминаемых в источнике; установление тождественности используемой в нем лексики с современным языком, выявление логических и содержательных связей между положениями источника и другими данными и сведениями на эту тему и т.д.). Особое значение данный метод приобретает при работе с архивными и неопубликованными источниками по истории психологии.
          Тематический анализ, выступая как один из методов наукометрического анализа, является одновременно качественно-количественным методом. Он состоит в исследовании динамики различных структурных компонентов науки (научная отрасль, направление или проблема) или творчества отдельного ученого на основе квантифицирования единого массива данных, характеризующих объект изучения, на фиксированные содержательно-единые темы или тематические разделы. В дальнейшем осуществляется их качественный (формулировка тем, их смысловая нагрузка, представленность и сочетание тех или иных понятий в теме и т.д.) и количественный анализ (в первую очередь на основе вычисления математико-статистических показателей, отражающих трансформацию тем).
          Библиометрический метод (как один из методов наукометрического анализа) в историко-психологических исследованиях предполагает количественное изучение информационных, документальных потоков в области психологии и построен на анализе библиографических данных публикаций (заглавие, автор, название журнала и т.д.) и анализе цитирования в виде отдельных статистических методик. Применение библиометрического метода возможно в двух направлениях: 1) когда прослеживается динамика отдельных объектов психологической науки (количество публикаций, перечень их авторов и распределение по регионам или рубрикаторам научных журналов и т.п.) и ставится задача получения совокупности количественных характеристик для оценки того или иного события или явления в психологии (в том числе о продуктивности ученого, научной эффективности или динамике исследуемых объектов: ученых, научных коллективов, отдельных публикаций или научных направлений); 2) когда выявляются связи, зависимости, корреляции между объектами в целях определения структурной (качественной) картины состояния психологической науки или ее отраслей в конкретный период. Библиометрический метод реализуется в форме методики библиографического сочетания, направленного на выявление взаимосвязи между двумя публикациями по числу общих цитируемых работ, и методики коцитирования, основанной на изучении связи между публикациями по общим цитируемым работам. Иногда показатели, вычисляемые с помощью данных методик, называют обобщенно как индексы-цитирования.
          Биографический метод в историко-психологических исследованиях состоит в воссоздании полной и достоверной картины всех этапов жизненного и творческого пути ученого на основе анализа максимально широкого и доступного числа источников. Особенно широкое применение этот метод получил в исследованиях в рамках так называемой "персонализированной истории психологии", руководящей идеей которой является рассмотрение генезиса психологического знания через призму творчества отдельных ученых.
          Безусловно, характеризуя совокупность методов и методик историко-психологического исследования, необходимо иметь в виду тот факт, что в конкретной работе, как правило, используется определенная совокупность этих методов. Это позволяет существенным образом уменьшить степень субъективизма историка психологии при интерпретации или оценке им тех или иных фактов становления и развития психологического знания.


1.4. Современные тенденции и перспективы историко-психологических исследований

В настоящее время историко-психологические исследования в нашей стране приобретают особое значение. Осознание их теоретической важности и возрастание их реального статуса в системе психологических наук в значительной мере определяется и стимулируется социальными условиями бытия науки, сложившимися на современном этапе общественного развития. Исторически подтверждено, что общество, осуществляющее коренные изменения в своем укладе или переживающее кризисные состояния, связанные с поиском новых, нетрадиционных путей своего развития, в поиске ответов на злободневные вопросы бытия неизбежно обращается к своему прошлому. Какие же тенденции отличают современное состояние истории психологии в России? (Исторический путь..., 1992).
          1. Внимание к конкретным историко-сравнительным и культурно-сопоставительным исследованиям. При этом сравнение проводится по различным линиям: развитие психологии в России в ее дореволюционный, советский, и постсоветский периоды, сопоставление общих и выявление специфических особенностей отечественной и зарубежной психологии (Исторический путь..., 1992; Психология сегодня, 1996; Oleinik Y., 1996 и др.).
          2. Все более проявляющееся стремление ученых к рефлексии генезиса психологического познания не только через анализ достаточно традиционных объектов историко-психологических исследований - творческого наследия ученых и достижений научных школ, но и путем разработки истории научных областей и направлений, отдельных проблем психологии. При этом все большее внимание уделяется истории решения теоретико-методологических проблем (истории научных дискуссий по ключевым вопросам психологического познания, влиянию философских учений на систему взглядов психологов по различным проблемам психологии и т.д.), развитию нетрадиционных форм интеграции фундаментальных и прикладных исследований (в педологии, психоанализе и т.д.), формированию и динамике психологического знания в различных регионах и научных центрах, генезису психологических знаний в конкретные хронологические периоды, особенностям исторического пути отечественной духовной психологии, социальной истории психологии и т.д. (Большакова В.В., 1996; Кольцова В.А., 1993; Никольская А.А., 1995; Марцинковская Т.Д., 1994; Эткинд, 1993; Koltsova V., 1996 и др.).
          3. Значительное увеличение в последнее время числа издаваемой литературы по историко-психологической проблематике и истории психологии. При этом характерным является не только переиздание ранее трудно доступных трудов известных отечественных психологов, но и перевод на русский язык классических трудов зарубежных ученых в рамках таких сериальных изданий, как "Памятники психологической мысли" (издается Институтом психологии Российской Академии наук), "Психологи Отечества" (издается Академией педагогических и социальных наук), "Психология: классические труды" (издательство "Педагогика-Пресс"), "Библиотека зарубежной психологии" (издательство "Прогресс"), "Философско-психологическая серия" (издается Психологическим институтом Российской Академии образования) и др. Это, безусловно, расширяет источниковедческую базу историко-психологических исследований, а порой и вводит в научный оборот ряд новых, прежде не известных, в том числе и архивных, источников. Позитивной тенденцией является также не только массовое переиздание ранее изданных учебников по истории психологии, дополненных новыми взглядами и материалами, но и издание терминологических и биографических словарей отечественных и зарубежных психологов. Все это свидетельствует о качественно новом этапе рефлексии психологами истории своей науки, более глубоком проникновении в сущность исторического пути психологического познания (Ждан А.Н., 1990; История психологии, 1992; Марцинковская Т.Д. и др., 1995; Петровский А. 1994; Соколова Е.Ю., 1994; Ярошевский М.Г., 1995, 1996 и др.).
          4. Расширение профессионального сообщества историков психологии за счет включения в проведение историко-психологических исследований представителей смежных с психологией научных дисциплин: историков, философов, физиологов, культурологов, педагогов и увеличение числа комплексных разработок по истории психологии, в том числе по методологическим проблемам. Как показывают материалы последних двух (1992, 1995) наиболее крупных специализированных конференций по истории психологии, проведенные в Москве, около трети научных сообщений в той или иной мере рассматривает теоретико-методологические проблемы историко-психологических исследований.
          5. Увеличение числа научных центров, специально разрабатывающих проблемы истории психологии. Наряду с известными и традиционными центрами, такими как лаборатория истории психологии и исторической психологии Института психологии РАН (зав. лаб. В.А. Кольцова), сектор истории психологии Института истории естествознания и техники РАН, кафедры психологических факультетов Московского, Санкт-Петербурского, Ярославского, Ростовского и других университетов, в последнее время появился ряд новых и перспективных центров историко-психологических исследований: лаборатория истории психологии в Институте проблем развития личности (зав. лаб. Т.Д. Марцинковская) и в Психологическом институте РАО (зав. лаб. И. Равич-Щербо), кафедра общей психологии и истории психологии МосГУ(зав. каф. Ю.Н. Олейник). Актуальные историко-психологические разработки осуществляются учеными Нижнего Новгорода (В.В. Большакова и ее ученики), Самары, Перми, Владикавказа, Казани и ряда других городов России, учеными стран СНГ (Алма-Ата, Киев, Запорожье и др.).
          6. Существенное расширение источниковой базы историко-психологических исследований. В настоящее время в них широко используются разнообразные типы источников (опубликованные и неопубликованные, письменные и устные, научные и эпистолярно-мемуарные, непосредственные и косвенные, основные и дополнительные и т.д.). Огромная роль в расширении и сохранении источниковедческой базы историко-психологических исследований принадлежит Научному Архиву Института психологии РАН, в котором представлено более полусотни личных архивов отечественных психологов. Представляется, что эта тенденция имеет особое значение для повышения качества и достоверности исследований по истории психологии и полнота использованных источников по изучаемому вопросу является залогом объективности получаемых результатов.


Словарь терминов

  1. Метод историко-психологического познания
  2. Методологический принцип
  3. Объект истории психологии
  4. Предмет истории психологии
  5. Психологическое знание
  6. Психологическое познание


Вопросы для самопроверки

  1. В чем состоит отличие психологического знания от психологического познания?
  2. Какие формы существования психологического знания представлены в современном общественном и индивидуальном сознании?
  3. Укажите основные подходы в определении предмета истории науки
  4. Перечислите особенности предметной области истории психологии
  5. Опишите основные методологические принципы истории психологии
  6. Охарактеризуйте самостоятельные методы истории психологии


Темы курсовых работ и рефератов

  1. Сравнительный анализ особенностей различных форм психологических знаний
  2. Медологические подходы в определении предмета истории науки: достоинства и недостатки
  3. Повышение объективности историко-психологического исследования: пути и способы
  4. Особенности применения метода планирования историко-психологического исследования
  5. Метод проблемологического анализа в изучении динамики психологического познания об индивидуальности человека
  6. Позитивные и негативные тенденции современного развития историко-психологических исследований


Список литературы

  1. Hall A.P. Merton revisited or society sourse in the seventeen century. 1968. P. 89-97.
  2. Koltsova V. Ideological and scientific discourse in Soviet psycholodical science // Post-Soviet Perspectives on Russian Psychology /edited by V.Koltsova, Y.Oleinik, A. Gilgen, K.Gilgen. 1996. P. 60-70.
  3. Oleinik Y. Russian psychology at present: trends and paradoxes // Post-Soviet Perspectives on Russian Psychology /edited by V.Koltsova, Y.Oleinik, A. Gilgen, K.Gilgen. 1996. Р. 53-60.
  4. Post-Soviet Perspectives on Russian Psychology / edited by V.Koltsova, Y.Oleinik, A. Gilgen, K.Gilgen. 1996.
  5. Большакова В.В. Очерки истории русской психологии (XIX-начало XX вв.). Нижний Новгород, 1994. 160 с.
  6. Вернадский В.И. Очерки и речи. Пг., 1922.
  7. Ждан А.Н. История психологии. От античности до наших дней. М., 1990. 367 с.
  8. Исторический путь психологии: прошлое настоящее, будущее // Сб. тезисов Международной конференции. М., 1992. 184 с.
  9. История психологии. Период открытого кризиса (начало 10-х - середина 30-х годов XX в.): Тексты. М., 1992. 362 с.
  10. Категории материалистической диалектики в психологии / Под ред. Л.И. Анцыферова. М., 1988.
  11. Койре А. Очерки истории философской мысли. М., 1985.
  12. Кольцова В.А. Идеологические и научные дискуссии в истории психологической науки в СССР // Современная психология: исторические, методологические и социокультурные аспекты развития // Материалы Международной конференции "2-е Московские встречи". М., 1993. 232 с.
  13. Лакатос И. История науки и ее рациональная реконструкция // Структура и развитие науки. М., 1978.
  14. Мамчур Е.А. Проблемы социокультурной детерминации научного знания. М., 1987.
  15. Марцинковская Т.Д. Русская ментальность и ее отражение в науках о человеке. М., 1994.
  16. Марцинковская Т.Д., Ярошевский М.Г. 50 выдающихся психологов мира: Учебное пособие для студентов. М., 1995. 193 с.
  17. Материалы I Всероссийской научной конференции по психологии РПО "Психология сегодня" (31 января - 2 февраля 1996 г.) // Ежегодник Российского психологического общества. Т.2. Вып.1. М., 1996. 253 с.
  18. Никольская А.А. Возрастная и педагогическая психология дореволюционной России. Дубна, 1995. 331 с.
  19. Петровский А. Ярошевский М. Г. История психологии: Учебное пособие для высшей школы. М., 1994. 448 с.
  20. Систематический ретроспективный указатель (указатель психологической литературы, изданной в СССР за 1987 г.). М., 1990.
  21. Современная психология: исторические, методологические и социокультурные аспекты развития // Материалы Международной конференции "2-е Московские встречи". М., 1993. 232 с.
  22. Соколова Е.Ю. 13 диалогов о психологии. М., 1994.
  23. Ткаченко А.Н. Категориальный строй психологии как предмет историко-научного исследования // Методология историко-психологического исследования. М., 1974.
  24. Эткинд А. Эрос невозможного. История психоанализа в России. СПб., 1993. 463 с.
  25. Ярошевский М.Г. История психологии (от античности до середины XX в.) М., 1996.
  26. Ярошевский М.Г. Краткий курс истории психологии. М., 1995. 140 с.
  27. Ярошевский М.Г. Л. Выготский: в поисках новой психологии. СПб, 1993. 300 с.
  28. Ярошевский М.Г. О категориальном анализе истории психологического познания // Проблемы теории и истории развития психологии. М., 1973.
  29. Ярошевский М.Г. Психология в XX столетии. М., 1974.