ТЕМА 5. РАСОВОЕ МНОГООБРАЗИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

ТЕМА 5. РАСОВОЕ МНОГООБРАЗИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

5.1. Понятие о расах человека

5.1.1. Расы человека - что это такое?

Путешественники, исследовавшие разные области Земного шара, всегда неизбежно сталкивались с пестротой населяющих его народов. Различия людей разных регионов часто выглядят весьма значительными. Незнакомым и необычным часто кажется буквально все - одежда, язык, хозяйство, поведение и, наконец, внешность - особенности морфологии и физического строения, подлежащие исследованию биологической антропологией.
     Однако среди фейерверка цветов, форм и звуков можно заметить определенную систему. В ходе длительных дискуссий и горячих споров в науке оформилось представление о разных способах классификации групп человека. Впрочем, и сейчас единые законы такого деления признаны далеко не всеми, и сами его основы подвергаются значительным сомнениям.
     Один из аспектов биологической изменчивости географических групп современного человека изучает расоведение. Соответственно, географические группы людей, выделяемые по биологическим признакам, называются расами.
     Под термином "раса" понимается система человеческих популяций, характеризующихся сходством по комплексу определенных наследственных биологических признаков (расовых признаков). Важно подчеркнуть, что в процессе своего возникновения эти популяции связаны с определенным географическим ареалом и естественной средой.
     Это конечно, не единственное из возможных определений - суть понятия можно уточнять, описывать при помощи терминов фенетики и генетики.

Суть понятия, во всех этих определениях остается неизменной - термин определяет единицу внутривидовой, и при этом надпопуляционной структуры современного человечества, выделенную по определенному набору (комплексу) наследственно обусловленных признаков и занимающую определенный ареал. С точки зрения основ современной систематики, расы соответствуют уровню подвидов, несомненно, принадлежащих к одному единому биологическому виду Homo sapiens. Отличие же рас от подвидов животных, связаны с общественной природой человека (см. Хрестом. 5.1).
     Наконец, раса принципиально отличается от этноса биологическими критериями выделения, хотя в силу исторических причин иногда наблюдается частичное совпадение расовых групп и конкретных этносов. Мы поговорим об этом ниже, пока же важно запомнить, что раса понятие сугубо биологическое, как и сами признаки, по которым проводится расовая классификация.


5.1.2. Расовое многообразие и проблема восприятия

Исторически расоведение возникло едва ли не раньше всех остальных областей антропологии, представляя своеобразную основу для многих дальнейших успехов (и неудач) этой науки.
     Различия во внешности людей разных географических областей отмечались всегда. Наиболее древние тому свидетельства мы находим на фресках и барельефах древнего Междуречья и Египта и многих других (рис. 5.1).
     Отличия между людьми выглядят очевидными. Но как люди разных культур и регионов воспринимают и оценивают эти отличия? Рассмотрим примеры.
     Китайский автор начала XIII в. Чао Фу-Куа, описывая племя негритосов, обитающее в глубине гор на Филиппинах, которое он называл Хаи-тан, говорил об их малых размерах, круглых желтых глазах, курчавых волосах и зубах, которые видно между губами. Очевидно, он описывал предков современных аэта - негритосского филиппинского племени. Действительно, аэта отличаются очень низким ростом, курчавыми волосами и выпуклыми глазами. Но ведь глаза их отнюдь не желтые, а очень даже черные! Но черные по европейским меркам, а не китайским. Китайцы, имея иссиня-черные волосы и максимально черные глаза, различают намного больше цветов черного цвета, чем "бледнолицые". То же самое касается пассажа о зубах народа Хаи-тан. Будучи экваториалами, аэта обладают прогнатными челюстями, и выступающие вперед белые зубы на фоне темных губ, очевидно, сильно впечатлили Чао Фу-Куа.
     То же касается "белокурых арийцев", которых многие безуспешно искали на Тибете, следуя за указаниями тибетских и китайских авторов о существовании желтоволосых народов "в горах на западе". Вопрос же этот решается удивительно просто. Для китайцев с их иссиня-черными волосами многие народы Центральной и Средней Азии кажутся рыжеволосыми, хотя для любого европейца они такие же блондины, как и жители Поднебесной.
     Примеров такого рода можно приводить много. Чего стоят хотя бы записанные отзывы эвенков о первых русских поселенцах Сибири. Огромный нос бородатых пришельцев поразил таежных жителей настолько, что они, посмеиваясь, говорили, что нос, наверное, мешает русским смотреть по сторонам, а шерсть, видимо, покрывает их целиком, как медведей. При этом самих эвенков якуты, например, называли "щитолицыми" за их плоское, широкое и высокое лицо.
     Но для большинства европейцев разница между эвенками и якутами на глаз почти не заметна, настолько их лица кажутся непривычными. Эвенки - представители т.н. байкальского типа, а большинство якутов относится антропологами к центральноазиатской малой расе, и часть различий этих вариантов действительно заключается в размерах и степени уплощенности лица. Но европейцам, чтобы в этом убедиться, надо сравнить антропологические измерения, а якутам достаточно одного взгляда (рис. 5.2).
     Очевидно, приведенные выше факты говорят о разном восприятии внешних различий разными людьми, разном масштабе этого восприятия. Каждый "меряет" других со своей точки зрения, и нет "неправильного" восприятия, как нет "неправильных" расовых вариантов, сколь бы непривычными они нам не казались. Существующее многообразие человечества - его богатство.
     Одной из задач расоведения является поиск единой системы описания этого разнообразия - мы хотим видеть объективную научную картину сходства и различия расовых вариантов безотносительно к тому, живем ли мы в Европе, Америке, Азии или Африке, знать причины этого сходства и различия. Наконец, мы хотим знать, насколько объективным является само выделение рас - являются ли они реально существующими биологическими категориями (таксономическими или иными единицами), или опять же целиком обусловлены дискретностью нашего восприятия.


5.1.3. Первые схемы (Ф. Бернье, К. Линней, И. Блюменбах, Ж. Бюффон)

Предтечами современных научных расовых классификаций можно считать работы XVII и XVIII вв.
     Первая известная классификация человеческих рас опубликована в 1684 г. Ф. Бернье. Он выделял четыре расы, первая из которых распространена в Европе, Северной Африке, Передней Азии и Индии и к которой близки также коренные жители Америки, вторая раса распространена в остальной части Африки, третья - в Восточной Азии, четвертая - в Лапландии.
     К. Линней в десятом издании "Системы природы" (1758 г.) описал четыре географических варианта внутри введенного им же вида Homo sapiens: американский, европейский, азиатский, африканский, а также предложил отдельный вариант для лопарей. Принципы выделения рас были тогда еще неопределенны: в характеристику рас К. Линней включал не только признаки внешности, но также темперамент (люди Америки - холерики, Европы - сангвиники, Азии - меланхолики и Африки - флегматики) и даже такие культурно-бытовые черты, как покрой одежды и т.п.
     В похожих классификациях Ж. Бюффона и И. Блюменбаха дополнительно выделялись южноазиатская (или малайская) раса и эфиопская раса (рис. 5.3). Впервые было высказано предположение о возникновении рас от единого варианта вследствие расселения в климатически различные области Земли. И. Блюменбах считал центром расообразования Кавказ. Он же впервые применил метод антропологической краниологии для построения своей системы (см. Хрестом. 5.2).
     В последующем расовые классификации усложнялись и дополнялись. В пределах больших рас стали выделяться малые, но признаками такого выделения в системах XIX в. зачастую служили черты культуры и язык.


5.1.4. Моно- и полигенизм. Моно- и полицентризм

Расоведение оказалось невезучей областью науки, поскольку в ней, как ни в какой другой, переплелись интересы политики и капитала, мировоззренческие вопросы и судьбы многих и многих людей.
     Различиям рас придавалось весьма разное толкование. В ходе накопления данных о разнообразии человечества появились и развились две тенденции, два подхода к этому многообразию - моногенизм и полигенизм. Исходной точкой зрения можно считать первую концепцию, поскольку она соответствует библейской легенде о происхождении всего человечества от Адама и Евы. Согласно моногенизму, все люди принадлежат к одному виду, а отличия позволяют выделить лишь разновидности, возникшие из-за различий внешних условий и истории.
     С начала XIX в. в странах Западной Европы начинает преобладать полигенизм. Его возникновение связано с двумя разными причинами: борьбой научной мысли с религиозной традицией и политико-экономическими тенденциями в мире. Согласно полигенизму, разные расы людей произошли от разных видов обезьян (рис. 5.4).
     В настоящее время споры моно- и полигенистов перешли в плоскость моно- и полицентризма. Уже давно никто из серьезных ученых не сомневается, что человечество представляет собой один вид. Но когда и как возникли расы, по каким законам они существуют и изменяются, реальны ли они вообще - эти вопросы остаются весьма актуальными и поныне (Доп. материалы 5.1).


5.1.5. Расы, расизм и социал-дарвинизм

В своем крайнем выражении полигенизм приводил к расизму - признанию неравноценности разных рас. Значительнее всего расцвел расизм в середине XIX в. в Англии и Америке, а также во Франции и Германии. Он явился идеологической поддержкой работорговли и колониального захвата земель Африки, Америки, Азии, Австралии и Океании. Расисты утверждали, что между физическим строением человека и его интеллектуальными, психическими, социальными качествами есть непосредственная прямая связь. Якобы изначально возникли "чистые" расы, а позднейшие смешения только "портили кровь" некоторых "невезучих" групп. Исходя из этого, расисты произвольно делили расы на "высшие" и "низшие", относя себя, естественно, к самой "высшей". В XIX в. "высшей" расой обычно считалась "арийская" - белокурая длинноголовая североевропейская. "Низшими" расами считались все остальные, но особенно негроидная раса, поскольку основной поток рабов шел из Западной Африки, да и внешне экваториалы казались наиболее отличными от европейцев. Несколько позже, в конце XIX в., расизм переродился в социал-дарвинизм - псевдонауку, переносящую биологические законы эволюции на социальные взаимоотношения людей. Согласно социал-дарвинистам, представители высших правящих классов - победители в борьбе за существование, наследственно особо одаренные особи. Люди, относящиеся к другим классам, являются биологически неполноценными, им на роду написано быть внизу социальной лестницы.
     Научная несостоятельность расизма и социал-дарвинизма была полностью доказана еще в XIX в. Многочисленные "доказательства" близости негра к обезьяне, "высшем положении" североевропейской расы и т.п. были целиком опровергнуты.
     Однако расизм отнюдь не исчез. До сих пор можно слышать утверждения о принципиальном отличии людей разных рас по жизненно важным признакам, интеллекту и способности к восприятию культуры, рассуждения, ошибочность которых была показана уже более 100 лет назад. Для того, чтобы убедиться в этом достаточно набрать в Интернете слово "раса" - из тысячи найденных Вами страничек и сайтов разного калибра 90% будет так или иначе посвящено поиску этих самых доказательств, еще 9% будут с прискорбием сообщать о конкретных случаях проявления расизма. Лишь 1% документов будет содержать в себе какую-то научную объективную информацию. Не посещайте Интернет без особой надобности!
     Поразительная живучесть расизма объясняется фундаментальными психологическими системами распознавания "свой-чужой". У каждого человека, равно как и у большинства общественных животных, в раннем детстве складывается определенный образ представителя "своей" группы. Он создается из увиденных младенцем вокруг себя лиц. Автоматически все отличающиеся лица начинают подсознательно восприниматься как "чужие", лица конкурентов за ресурсы. Этот механизм предназначен природой для сплачивания и выживания группы животных, борющейся за свое место под солнцем. Однако у современного человека этот механизм становится социально опасным, поскольку возможности и ужасающая эффективность такой "борьбы за существование" уже совершенно не соответствуют целям, заложенным в него природой. Именно благодаря этой системе распознавания расовую терпимость надо постоянно воспитывать, тогда как расизм возникает как бы сам собой (см. Хрестом. 5.3).
     Стоит знать и помнить, что расоведение и расизм - не синонимы, знание изменчивости и ее причин не то же самое, что констатация неравенства.


5.2. Расовые признаки

5.2.1. Свойства расовых признаков

Стоит кратко напомнить о расовых признаках, поскольку этот вопрос всегда порождает значительную путаницу.
     Раса - понятие биологическое и выделяется сугубо и только по биологическим признакам. Классические расовые признаки включают черты внешности - цвет и форму глаз, губ, носа, волос, цвет кожи, строение лица в целом, форму головы. Люди распознают друг друга в основном по чертам лица, которые являются и важнейшими расовыми признаками. Как вспомогательные, применяются признаки строения тела - рост, вес, телосложение, пропорции. Однако признаки тела намного более изменчивы внутри любой группы, чем признаки головы и, кроме того, часто сильно зависят от условий среды - как естественных, так и искусственных, а потому не могут применяться в расоведении как независимый источник.
     Кроме признаков, определимых на живом человеке, для расоведческих целей часто используются признаки, определимые на черепах. Частично они повторяют измерения и описания живого человека - форма и размеры лица, головы, - но многие краниологические признаки вполне самостоятельны.
     Расовые признаки в большинстве своем не связаны друг с другом какой-либо биологической зависимостью, а потому могут образовывать многочисленные, даже практически бесчисленные, комбинации. Однако внутри каждой группы, связанной происхождением и родством, комплексы расовых признаков устойчивы, что и позволяет выделять характерные комбинации - расовые типы. Одни признаки более устойчивы, чем другие, меняющиеся всего за несколько поколений вследствие разных причин. Из-за этого при переселениях, смешениях и генетических процессах внутри популяций признаки меняются неравномерно, создавая дополнительное разнообразие. Более стабильные черты позволяют выделить несколько рас большого порядка (большие расы), включающие в себя расы малого порядка (малые расы), выделяющиеся на основе более изменчивых признаков. Стабильные, давно сложившиеся признаки распространены на огромных территориях почти непрерывно, как, например, цвет кожи, форма волос, степень уплощенности или выступания лица. По ним можно определить первичные центры образования рас.
     Изменчивые признаки распространены дискретно, отдельными очагами, их значения могут заметно меняться на сравнительно небольших территориях или, напротив, случайно совпадать в очень удаленных регионах. Таковы форма головы, длина тела, форма носа. По их распространению можно прослеживать исторические события относительно недавнего прошлого.

5.2.2. Раса, религия, язык и тип хозяйства

Такие социальные характеристики групп людей, как язык, вероисповедание, тип хозяйства и прочие не могут использоваться в расоведении. Нет никакой причинной связи между ними и наследственными биологическими признаками. Это положение подтверждается на практике столь часто, что даже удивительно встречать обратное мнение. Относительно вероисповедания независимость биологических признаков блестяще и повсеместно доказана распространением христианства, ислама и буддизма на территориях, где еще совсем недавно существовали крайне многочисленные и разнообразные местные религии. Кстати, исключением не является и вся Европа. То же самое можно сказать и о типе хозяйства - весь XX век - эпоха развития индустриальной экономики тому подтверждение.
     Намного чаще встречается заблуждение о связи антропологического типа с языком. Особенно оно распространено среди людей, выросших в относительно моноэтничной и лингвистически однородной среде. Однако буквально вся история насыщена сменами народами своих языков. На тюркских языках говорят якуты, чуваши и азербайджанцы, спутать внешность которых довольно сложно. На малайско-полинезийских языках говорят резко различные малайцы, папуасы и полинезийцы. С другой стороны, весьма близкие антропологически горцы Западного Памира, грузины и айсоры говорят на языках трех разных языковых семей - индо-европейской, кавказской и семитской. Часть шведов и норвежцев разговаривают на германских языках индо-европейской языковой семьи, часть - на языках финской языковой семьи. Языки Новой Гвинеи до сих пор до конца не классифицированы, но, по-видимому, принадлежат к нескольким языковым семьям, несмотря на значительную антропологическую однородность населения. То же можно сказать о коренном населении обеих Америк и Австралии. Иногда встречающая связь антропологического типа, языка и культуры является лишь подтверждением правила. Она полностью обусловлена историческими причинами и при изменении ситуации легко нарушается.
     Ярким примером могут служить айны. Этот народ, живший на Хоккайдо и Курильских островах, представлял собой особый, весьма характерный антропологический тип, айнский язык был изолированным от других языков мира, а многие особенности культуры были также своеобразными. В настоящее время айнский язык полностью исчез, айны, живущие на Хоккайдо, говорят по-японски, а их образ жизни скорее можно назвать европейским. Ясно, что существовавшая связь языка, культуры и антропологического типа была обусловлена исключительно длительной изоляцией на удаленных островах. В современном мире уже очень трудно найти примеры такой исторически обусловленной связи. Они сохраняются лишь в самых труднодоступных уголках планеты (ряд примеров мы рассмотрим в следующей теме).


5.2.3. Раса, этнос, народ и нация

Учитывая отсутствие прямой связи между биологическими и социальными признаками, стоит ясно различать разные способы классификации человеческих групп.
     Объединение людей на основе общего самосознания, самоопределения называют этносом (этнической группой). Оно производится также на основании языка, культуры, традиций, религии, хозяйственно-культурного типа. Как было показано выше, ни одно из этих явлений не связано с биологическими свойствами людей. Связь биологических и социальных явлений является лишь исторически обусловленной. Естественно, чем меньше группа людей и чем дольше она была изолирована от других, тем большей кажется связь культуры и антропологического типа.
     Определяя свою принадлежность к той или иной группе, люди говорят о национальности. Одна из самых простых форм социальной этнической организации людей - племя. Более высокий уровень социальной организации называется народностью (или народом), которые объединяются в нации. Представители одного племени или другой небольшой этнической группы обычно принадлежат к одному антропологическому типу, поскольку являются в той или иной степени родственниками. Представители одного народа уже могут заметно отличаться антропологически, на уровне разных малых рас, хотя, как правило, в пределах одной большой расы.
     Так, среди людей, определяющих себя как русские (и которых другие люди определяют так же) можно встретить представителей практически всех вариантов европеоидной расы. То же можно сказать почти о любом другом народе Европы. Препятствием для включения в народ людей резко отличного расового типа является единственно мнение большинства людей, относящих себя к данному народу. Там, где население изначально складывалось из антропологически разнородных элементов, люди часто не обращают внимания на физические отличия и один народ может включать представителей самых разных рас. Таковы многие народы островов и побережий тропического и субтропического поясов.
     Нация объединяет людей уже абсолютно независимо от их расовой принадлежности, поскольку включает разные народы.
     В расоведческих исследованиях часто встречаются фразы типа: "антропологический тип якутов", "расовый состав бразильцев", однако это значит только то, что изучать этнические группы легче методически. Люди живут этническими группами, поэтому изучению подвергаются именно они.
     Говоря о расах, несомненно, более корректно говорить о расовом составе той или иной территории.


5.2.4. Сколько признаков у расы?

Биологические признаки весьма неравноценны для расового анализа. Классические расы людей были выделены по признакам внешности и прежде всего - чертам лица. Однако, с развитием методов исследования и накоплением разнообразных данных, выяснилось, что множество иных признаков также хорошо разграничивают географические группы людей. К ним можно отнести признаки одонтологии, дерматоглифики, молекулярной антропологии и некоторые другие. Распространение их в некоторой степени совпадает с распространением классических расовых признаков, но зачастую подчиняется своим закономерностям. По этим признакам возможно построение собственных независимых расовых классификаций. Наиболее разработана такая специализированная классификация для одонтологических признаков.
     Важным свойством и показателем расовых признаков является их географическое распространение. Как правило, оно носит характер клинальной изменчивости, то есть достаточно плавное и постепенное на некоторой территории (рис. 5.5).
     Например, рост людей в Евразии от Атлантического океана до Тихого почти непрерывно уменьшается. Однако, вследствие постоянных переселений народов и неравномерности изменения условий среды плавное изменение географическое признака иногда резко нарушается. В случае с нашим примером легко можно найти где-то на указанном отрезке резко выделяющиеся по росту группы, более того, активные переселения в ходе освоения русскими Поволжья и Сибири кардинально изменили антропологическую картину по сравнению с состоянием на, скажем, XVI век. Таким образом, направление подобного плавного изменения может сменяться в определенной области на прямо противоположенное. При этом разные признаки меняются, как правило, несогласованно, благодаря чему возникает значительное разнообразие антропологических типов. Чем больше антрополог привлекает признаков для анализа, тем больше он сможет выявить разнообразия на изучаемой территории.
     Географическое распространение расовых признаков зависит от нескольких причин. Прежде всего, оно может отражать условия окружающей среды - как причину возникновения самих этих признаков. Несомненно, что расовые признаки изначально возникли как адаптация к климатическим и иным природным условиям. Однако в современном мире их адаптивная ценность не играет решающей роли в расселении той или иной расы на определенной территории. Для современного человека намного важнее социальная приспособленность. Поэтому современное распространение расовых признаков часто сильнее отражает не биологические явления, а исторические процессы.
     Более того, расовые признаки имеют еще и возрастную изменчивость. Часто признаки, рассматриваемые как "типичные" для данной расы, имеют совершенно иную выраженность у детей, чем у взрослых. Это можно проследить на самых важных признаках и среди наиболее широко известных рас. Например, многие европеоидные дети имеют эпикантус - складку верхнего века во внутреннем углу глаза, весьма характерную для монголоидов и практически всегда отсутствующую у взрослых европеоидов. Общеизвестно, что негры и другие экваториалы рождаются с очень светлой кожей, а усиление пигментации происходит несколько позже. Дети новокаледонских папуасов от года до полутора лет имеют прямые или слегка волнистые волосы, тогда как у взрослых они курчавые. Дети аборигенов Центральной Австралии часто имеют светлые волосы, тогда как взрослые почти всегда черноволосы. Таких примеров можно привести очень много. Иногда изучение возрастной изменчивости расовых признаков позволяет делать выводы о древних связях групп населения. Например, наличие того же эпикантуса у детей индейцев при почти полном его отсутствии у взрослых является дополнительным доказательством заселения Америки из Азии (см. Хрестом. 5.4).
     С другой стороны, некоторые "детские" признаки являются характерными чертами взрослых представителей отдельных рас. Первые вспоминающиеся примеры - низкий рост пигмеев и негрито, "детское" лицо с высоким лбом и маленькой нижней челюстью у бушменов и южных монголоидов, светлая кожа, глаза и волосы европейцев.
     Однако другие черты этих рас, напротив, крайне "взрослые": это сильная бородатость пигмеев и европейцев (у последних добавляется также значительная массивность черепа), смуглая кожа, черные глаза и волосы у южных монголоидов и бушменов, а у последних еще и раннее появление морщинистости кожи. Напротив, такие "старящие" признаки австралийских аборигенов как мощные надбровные дуги и крупные челюсти, компенсируются столь же "детской" чертой, как очень широкий и низкий нос.
     Таким образом, в природе не существует рас, представители которых "задержались" в детском возрасте, равно как и тех, что "постарели в детстве".

5.2.5. Почему возникли расовые признаки: адаптивная ценность

Вопрос о "полезности" или "вредности" расовых признаков всегда возникает у любого, кто внимательно рассматривает их географическое распространение. Легко заметить, что в странах с жарким климатом цвет кожи людей заметно темнее, чем в странах с холодным. Также, ближе к экватору увеличивается ширина носа, толщина губ, выступание лица вперед. Закономерности эти не стопроцентные, но достаточно отчетливые. Такое распространение признаков объясняется следующим образом.
     В глубокой, хотя и не вполне определенной древности, вероятно, в верхнем палеолите, биологическое приспособление к условиям окружающей среды имело очень большое значение. Человек был еще не настолько вооружен технически, чтобы эффективно оградить себя от действия стихий.
     В таких условиях цвет кожи, например, играл жизненно важную роль для теплообмена. Опытным путем установлено, что темный пигмент кожи поглощает значительно большее количество ультрафиолета, предохраняя организм от опасности раковых заболеваний. Хотя темная кожа сильнее нагревается от солнечных лучей, более эффективная работа кожных желез экваториалов спасает организм от перегрева. Несмотря на цвет, температура кожи негроида в одинаковых условиях меньше, чем у европейца или азиата. Светлая кожа более подвержена ультрафиолетовому излучению. Это может быть полезным в северном полушарии, поскольку в условиях сравнительно малой инсоляции - солнечной освещенности - возникает проблема рахита. Как известно, рахит возникает из-за недостатка в организме витамина D, который вырабатывается в коже под воздействием солнечных лучей. Таким образом, в северных широтах увеличение чувствительности кожи к ультрафиолету спасает детей от рахита.      Приспособительное значение имеют, по-видимому, курчавые волосы и вытянутая высокая форма головы экваториальных групп населения. Курчавые волосы создают на голове своеобразную воздушную подушку, а воздух, как известно, один из лучших теплоизоляторов. Кроме того, в волосе негра содержится больше число пузырьков воздуха, чем в волосе монголоида или европеоида. Вытянутая узкая и высокая голова экваториальных групп имеет меньшую верхнюю площадь при том же объеме, что и низкая широкая голова северных народов. Это спасает ее от чрезмерного перегрева на солнце.
     Большая ширина рта и значительная ширина слизистой губ негроидов полезны в жарком климате, поскольку увеличивают поверхность испарения влаги, охлаждая организм. Уплощенный широкий нос имеет аналогичное значение. Вместе с тем, малые размеры носовой полости не позволяют воздуху дополнительно нагреваться при вдохе.
     Прямо противоположное приспособительное значение имеет высокий длинный нос европеоидов и северных монголоидов. Проходящий через длинный носовой ход воздух успевает нагреться и попадает в легкие теплым. Ортогнатизм северных рас - укороченность лица - увеличивает изгиб носового хода и предохраняет носоглотку от переохлаждения.
     Ширина глазной щели заметно отличается у представителей разных рас. Узкий разрез глаз монголоидов, бушменов и туарегов предохраняет глазное яблоко от пыли, ветра и слишком яркого солнца на открытых пространствах. Вместе с этим, глаз монголоидов существенно отличается большим количеством подкожной клетчатки, предназначенной для сохранения тепла.
     Более экзотическим примером адаптивного значения расовых признаков может служить стеатопигия бушменов, готтентотов и андаманцев. Жировые отложения на ягодицах и бедрах служат запасом питательных веществ в условиях их резкого недостатка. Благодаря скульптурам верхнего палеолита мы знаем, что стеатопигия была обычным явлением в Европе около 25-20 тыс. лет назад, во время становления расовых комплексов (см. Хрестом. 5.5).


5.2.6. История рас

Вопрос об адаптивной ценности расовых признаков тесно связан с вопросом об их древности. Насколько можно судить по палеоантропологическим находкам, отдельные расовые признаки возникли уже несколько сотен тысяч лет назад. К их числу можно отнести форму лица некоторых ископаемых черепов, особую лопатообразную форму передних зубов - резцов и некоторые другие. Впрочем, относительно столь древних проявлений мы не можем достоверно утверждать об их связи с современным населением. Более отчетливо расовая дифференциация проявляется в верхнем палеолите.
     Однако расовые признаки и на верхнепалеолитических черепах очень сложно оценивать, поскольку они обычно образуют комплексы, не встречающиеся ни у одной группы современного человечества. Например, человек из Сунгиря, живший около 26 тыс. лет назад, имел очень высокое и уплощенное в верхней части лицо - монголоидный признак, низкие глазницы, большое надбровье и выступающий нос - европеоидные признаки, продольные пропорции его конечностей аналогичны таковым у современных негроидов, а широтные пропорции туловища и весо-ростовые соотношения - как у арктических монголоидов! Ряд же черт сунгирца, например сочетание уплощенности лица в верхней части с выступанием в нижней, не находит аналогий ни в одной современной группе людей.
     Крупнейший отечественный антрополог В.В. Бунак выдвинул теорию "верхнепалеолитического полиморфизма", согласно которой в верхнем палеолите не существовало сложившихся расовых комплексов, но была крайне большая изменчивость в популяциях (Бунак В.В., 1980). В последующем эта изменчивость постепенно сложилась в знакомые нам сочетания расовых черт.
     И.В. Перевозчиков рассматривает эту проблему под несколько иным углом зрения. В небольших изолированных на огромных слабозаселенных пространствах популяциях верхнего палеолита действительно далеко могли заходить процессы специализации. В дальнейшем одни группы могли вымирать, другие - сильно разрастаться в численности (Хрисанфова Е.Н., Перевозчиков И.В., 1999). В таком случае, не представляют ли современные расы просто крайне расплодившиеся популяции верхнего палеолита?
     Чем ближе к современности, тем больше мы находим знакомых из жизни сочетаний признаков. Так, экваториальные группы оказываются наиболее широконосыми и прогнатными, азиатские - высоко- и плосколицыми, европейские - низкоорбитными и ортогнатными. Расовые признаки возникали не одновременно. Время их возникновения и сейчас является предметом научных дискуссий. Насколько можно судить по черепам, практически современные комплексы больших рас сложились в конце верхнего палеолита и мезолита, тогда как расы меньшего порядка - только в неолите, бронзе и даже начале железного века (см. Хрестом. 5.6).
     Большую сложность здесь представляют значительные переселения народов, происходившие непрерывно и заметно менявшие расовую карту мира. Наиболее принятая в современном расоведении классификация в большей степени отражает расселение народов перед началом Великих Географических Открытий, когда все современные расовые варианты уже сложились и занимали более-менее ту территорию, где складывались в предыдущее время. В настоящее время такое положение в заметной степени нарушено глобальными миграционными процессами, прежде всего, расселением европейцев во все области Земного шара. Значительны были и переселения народов с Азиатского материка, в основном в Индонезию и Океанию, а также масштабное насильственное переселение негров из Африки в обе Америки в ходе работорговли в XIX в. Существенные миграции можно наблюдать и сейчас, особенно из Азии и Северной Африки в Европу и Северную Америку. В результате столь грандиозных перемещений людей "естественные" ареалы отдельных рас восстанавливаются подчас с большими сложностями, а некоторые расовые группы полностью исчезли - были уничтожены или растворились в более многочисленных (рис. 5.6).
     С другой стороны, процесс изменения рас идет непрерывно. Наиболее наглядным примером этого могут служить процессы брахикефализации и грацилизации. Это укорочение и расширение головы и уменьшение массивности черепа, зубов и скелета в разных, совершенно не связанных друг с другом группах людей. Эти процессы могут идти независимо от смешения с другими популяциями. Между тем, они заметно меняют облик людей и, соответственно, популяций и рас. Другие же расы возникают буквально на наших глазах путем смешения представителей разных народов во многих областях мира (например, в приморских областях Америки).
     Антропологические черты сохраняются в населении более надежно, чем признаки культуры. Даже после нескольких поколений метисации можно выявить исходные антропологические типы, тогда как культура, язык, традиционное хозяйство, религия и искусство могут исчезать или кардинально меняться буквально на протяжении жизни одного поколения. Для подтверждения достаточно осмотреться кругом. Давно ли подавляющее большинство населения России жило в деревянных избах и вело натуральное хозяйство, занимаясь преимущественно пашенным плужным земледелием? Сейчас же намного больший процент живет в кирпичных и бетонных домах и занято всем, чем угодно, но только не крестьянством. Но антропологический облик при этом сохранился практически неизменным, поскольку прошло всего 3-4 поколения!
     Важно помнить, что не было в истории человечества момента существования "чистых" рас (как это понимают расисты), которые бы потом начали смешиваться и взаимодействовать друг с другом. Расы не возникли одномоментно, они всегда и постоянно находились в процессе становления и изменения. Некоторые очень характерные антропологические варианты могли иногда возникать в условиях длительной изоляции, однако не известно случаев, чтобы такая изоляция привела бы к появлению некой кардинально отличающейся от остальных группы. Практически между любыми известными расовыми вариантами можно найти непрерывные переходы.
     Отсюда следует, что вряд ли уместно говорить и о большей или меньшей древности какой-либо расы в целом. Некоторые расовые признаки сформировались раньше или позже других, но сами расы имеют древнее происхождение. Например, часто можно слышать, что наиболее древняя раса негроидная, а внутри нее - бушменская, а самая молодая раса - монголоидная, а внутри нее - американоидная. Однако типичнейший признак монголоидной расы - лопатовидные резцы - обнаруживается уже у синантропов, живших 420 тыс. лет назад. Малая уплощенность лица индейцев - не столь специализированный признак, как плоское лицо азиатских монголоидов. С другой стороны, очень маленькое лицо бушменов и полное отсутствие у них надбровных дуг выглядят в эволюционном контексте куда прогрессивнее, чем те же признаки у европейцев. Такая "чехарда" признаков характерна для всех рас.
     Однако можно все же выявить некоторые более молодые комплексы черт и, кроме того, установить более или менее древнее присутствие расового варианта на конкретной территории. Например, в раннем железном веке и до него европеоидный комплекс признаков обнаруживается вплоть до Байкала, веддоидный - до Средней Азии, негритосский - до Южного Китая, а койсаноидный - до Центральной Африки.
     Именно поэтому монголоидную расу иногда называют самой "молодой" - именно в Азию и, тем более, в Америку человек попал позднее всего и, соответственно, приспосабливался к тамошним условиям меньшее время. Впрочем, приспособление к среде у монголоидов не хуже, чем у других рас, а вот дифференциация на варианты - не такая отчетливая. Возможно, именно поэтому в Америке, например, не успели возникнуть очень темнокожие типы, хотя условия в некоторых ее регионах не менее тропические, чем в Африке и Индонезии. Именно благодаря таким комплексам, исходя из времени заселения разных территорий и интенсивности контактов рас антропологи выделяют расовые "стволы" и "ветви", подробнее о которых речь впереди.

5.2.7. Как возникли расы: изоляция

Всего несколько тысяч лет назад население Земли, а соответственно, и плотность этого населения, были невелики. При этом освоенная людьми площадь Земли мало отличалась от современной. Люди еще во времена верхнего палеолита, добрались до всех пригодных к жизни уголков планеты. Отдельные группы людей при этом надолго теряли всякие контакты с остальным человечеством. Такое существование без связей с внешним миром называется изоляцией. У людей она может быть обусловлена двумя разными причинами - географической недоступностью области (географическая изоляция) или социальными факторами (культурная изоляция).
     Обычно изоляция групп людей происходила в каких-то особо труднодоступных областях - на удаленных островах, в горных долинах, непроходимых лесах. При этом изоляция могла быть разных масштабов. Например, индейцы обеих Америк тысячи лет были практически полностью изолированы от людей Старого Света, однако на территории целых двух континентов! Вместе с тем, небольшие группы в Андах и амазонской сельве были, в свою очередь, полностью изолированы от других индейцев. Аборигены Австралии также не имели связей с людьми остального мира много тысяч лет, но внутри континента не существует непреодолимых географических барьеров, даже знаменитые австралийские пустыни можно обойти вокруг. Но и в Австралии есть группы, почти полностью изолированные от остального аборигенного населения, например, племена пигмеев барринес в горах восточного побережья.
     Иногда географический барьер имеет несколько иной характер. Таковы условия изоляции пигмеев в Африке. Между тропическими дождевыми лесами, в которых живут пигмеи, и саваннами, где живут их соседи банту, нет какой-либо непреодолимой границы. Этой границей служит огромная разница условий жизни в лесу и саванне (рис. 5.7). Высокорослые люди не могут жить в дождевом лесу, а низкорослым очень трудно выжить в саванне. Культурный и торговый обмен при этом происходит регулярно, однако обмен генами между жителями лесов и саванн довольно слаб, тем более что он направлен преимущественно от пигмеев к банту. Хотя в отдельных местах и возникают смешанные популяции, характерные типы пигмеев и жителей саванн не теряют своей специфики (рис. 5.8).
     Совсем другая ситуация существует в случаях т.н. культурной изоляции. Культурная изоляция возникает, когда в обществе существуют некие запреты на общение с людьми из иных групп. Обычай заключать браки исключительно внутри своей группы называется эндогамией. Запреты бывают самые разнообразные, но чаще всего встречаются ограничения, связанные с религией. Менее строги обычно запреты, связанные с разницей социальных групп. Наиболее известным примером такого рода является кастовая система в Индии. Благодаря ее существованию, антропологические отличия социальных групп в Индии весьма значительны и могут достигать расовых масштабов. Благодаря социальной изоляции, в Южной Индии до сих пор существуют антропологически не изменившиеся потомки африканских рабов, завезенных сюда сотни лет назад. Другим примером такого рода могут служить группы староверов, живущие в разных уголках Сибири. Существующие в окружении аборигенного монголоидного населения, эти группы, тем не менее, полностью сохранили свои антропологические особенности. Абсолютно та же ситуация сложилась и с молоканами - представителями религиозной секты, переселенными в Армению в XIX в. Религиозная изоляция привела к полному сохранению всех исходных расовых признаков у молокан.
     Действие изоляции может быть разным. Благодаря ей признаки могут долгое время сохраняться неизменными, как, например, массивность черепа и крупные размеры зубов у австралийских аборигенов, или заметно эволюционировать, как, например, появление светлых волос у тех же самых аборигенов. В очень большой популяции или в общности связанных популяций новый признак имеет меньше шансов сохраниться и закрепиться, чем в малой. С другой стороны, популяции, слабо ограниченные в своем распространении, могут сталкиваться с новыми условиями среды и смешиваться с соседними группами, приобретая тем самым новые признаки. В группе же, обитающей долгое время в неизменных условиях среды, нет закономерных причин изменения признаков, и изменения эти могут носить лишь случайный характер. Таким образом, изоляция приводит как к сохранению разнообразия расовых типов, так и к его возобновлению.
     Увеличение численности населения Земного шара постепенно привело к тому, что в настоящее время полностью изолированных групп на планете почти не осталось. Однако жители удаленных областей, например, индейцы лесов Южной Америки и аборигены горных районов Филиппин, имеют крайне малые шансы встретиться. Сохраняет свое значение даже в современных крупных мегаполисах изоляция, связанная с этническим и социальным фактором (та же эндогамия). Поэтому изоляционные механизмы продолжают действовать и в современном мире.


5.2.8. Как возникли расы: метисация

Обратное явление представляет метисация (или метизация). Важнейшее ее значение заключается в том, что метисация поддерживает видовое единство человечества. В истории не известно случаев, чтобы длительная изоляция какой-либо группы населения приводила к появлению нового вида человека.
     Как известно, важнейшим показателем видового единства - гибридологическим критерием вида - является возможность получения плодовитого потомства. Вся история человечества является подтверждением возможности получения плодовитого потомства между представителями самых разных рас. Смешанные межрасовые группы населяют в настоящее время почти всю Сибирь, в качестве наиболее ярких примеров можно вспомнить целые народы долганов и камчадалов, образовавшиеся в результате смешения русских поселенцев и аборигенных народов - эвенов и ительменов. В Южной Африке существует народность реоботийских бастардов, представляющих потомков голландских колонистов и аборигенов - готтентотов.
     Более того, даже некоторые расы представляют собой результат смешения других рас. Таковы уральская раса, южно-сибирская раса, эфиопская раса, дравидийская раса.
     Целые страны в Центральной и Южной Америке и других частях мира населены народами, образовавшимися в ходе смешения черт сразу трех больших рас - монголоидной, европеоидной и негроидной. Достоверная классификация этих групп еще не проведена, хотя такие попытки антропологами уже осуществлялись. Можно говорить о возникновении сразу нескольких смешанных рас буквально за последние несколько столетий. И еще несколько рас можно сейчас наблюдать в процессе их становления!

Признаки в смешанной группе не представляют собой среднее между состояниями признаков в первоначальных группах. Тем более, не усредняется весь комплекс признаков. Таким образом, образуется новый вариант, обособляющийся в новый антропологический тип. Часто такой новый вариант попадает в условия относительной или полной изоляции, где новая комбинация признаков развивается и закрепляется (см. Хрестом. 5.7).
     При исследовании конкретных групп населения бывает трудно отличить результат метисации и автохтонного развития. Более того, эти процессы часто идут параллельно. Так, ученые не могут прийти к единому мнению по поводу путей происхождения уральской и эфиопской рас. Согласно одной точке зрения, эти расы сложились на той территории, где распространены сейчас, в ходе независимого длительного развития, а их морфологические комплексы своеобразные и весьма древние. Согласно же другому мнению, и уральская, и эфиопская расы представляют собой продукт смешения антропологических типов соседних территорий. Обе точки зрения имеют подтверждения в антропологическом материале, и загадка происхождения этих рас еще ждет своего решения.


5.2.9. Автогенетические процессы и половой отбор

Изоляция и метисация могут приводить не только к сохранению или смешиванию антропологических признаков. Большое значение имеют также так называемые автогенетические процессы. Нет необходимости подробно разбирать их в настоящей главе, однако не упомянуть о них было бы также неверным.
     Изоляция, например, может приводить к изменению генотипа популяции путем генетического дрейфа (дрейф генов). В силу разных случайностей частота генов в популяции может не направленно, но весьма значительно изменяться. Возникающие случайные мутации могут закрепляться в небольших популяциях. Так, например, независимо возникли центры светловолосости в племени нгалия в Центральной Австралии и на Соломоновых островах (рис. 5.9).
     В случае заселения некой территории небольшой группой людей может проявляться так называемый эффект основателя. Какая-либо характерная особенность, имевшаяся у одного из первопоселенцев, может в последующем распространиться и стать типичной для всей группы в целом. Особенность эта может и не давать какого-либо явного преимущества для выживания группы, но распространиться в силу случайных причин, путем вышеупомянутого дрейфа генов.
     Как изменение, так и сохранение расовых признаков может осуществляться путем полового отбора. Предпочтение и выбор брачного партнера осуществляется на основе двух противоречивых тенденций. С одной стороны, предпочитается брачный партнер, наиболее приближенный к усредненному варианту группы, наиболее стандартный, поскольку именно такой биологический тип прошел испытание временем и доказал свою высокую приспособленность. С другой стороны, всегда хочется лучшего, необычного и не такого, как у других. Поэтому предпочтительнее оказывается брачный партнер, в чем-то отличающийся от прочих. Тут уже начинает играть роль такое явление, как мода.
     Достоверно оценить влияние, которое оказывал половой отбор на процесс расообразования пока трудно - у нас просто не хватает необходимых данных, однако сбрасывать его со счетов тоже нельзя.


5.3. Концепции расоведения

Что же такое раса? На этот вопрос специалисты давали разные ответы. Прежде чем переходить к существующим классификациям и описанию разнообразия, нам следует рассмотреть существующие концепции понимания категории "раса". Сделаем мы это, конечно, с учетом сказанного выше.


5.3.1. Типологическая концепция

Ряд антропологов определяли расу как комплекс морфофизиологических признаков (классические примеры этого направления - школы К. Пирсона, Я. Чекановского, работы А.А. Ивановского и др.).
     Согласно такому подходу, описав черты конкретного человека, можно четко отнести его к той или иной расе - такой подход называется типологическим. Его сторонники выделяют типы, своеобразные образцы рас. Каждый индивид оценивается по степени приближения к тому или иному "чистому" типу. Например, ширина губ и носа больше определенной величины в сочетании с низким головным указателем, большим выступанием лица вперед, курчавоволосостью и кожей темнее некого типового стандарта расценивается как свидетельство принадлежности к негроидной расе. По такой схеме можно даже определять расовую принадлежность конкретного человека в процентах. Сложность типологической концепции заключается в выделении "чистых" типов, отчетливо отличающихся один от другого. В зависимости от количества таких типов и признаков, определенных как расовые, будет меняться и расовое определение человека. Более того, последовательное строгое применение типологического принципа приводит к тому, что родные братья могут быть отнесены к разным расам.
     Ясно, что в рамках типологической концепции смешивается реальная расовая изменчивость и изменчивость индивидуальная. Точнее сказать при таком подходе термин "раса" приобретает совершенно необычный смысл - мы описываем, по сути, индивидуальную изменчивость, в какой-то очень абстрактной, почти бессмысленной системе координат. Применение типологической концепции ведет к игнорированию географической составляющей изменчивости и, в зависимости от выбранных признаков, к большей или меньшей курьезности получаемых выводов. Тогда как родственники могут быть описаны как принадлежащие к разным расам (например, на основании разной формы или цвета волос), весьма далекие географически и родственно люди оказываются относимыми к одной группе (особенно при использовании молекулярных и биохимических методов).
     Напоминаем - мы говорим сейчас только о концептуальной стороне такого подхода в расоведении, что же касается теоретического, методического и фактологического значения работ, придерживавшихся этого подхода антропологов, то оно в любом случае очень велико.


5.3.2. Популяционная концепция

Значительно большее признание в расоведении получила популяционная концепция (см. определение расы). Согласно ей, раса - это совокупность популяций. Отнесение конкретного человека к той или иной расе определяется не столько его индивидуальными чертами, сколько фактом принадлежности к той или иной популяции.
     Расовые признаки не наследуются единым комплексом, а у конкретного человека они совершенно не обязательно соответствуют какому-то характерному типу. Однако, оценивая изменчивость внутри популяции и даже группы популяций, можно определить некий образ, который и называется расой. Значительная индивидуальная и популяционная изменчивость приводит к тому, что границы рас весьма расплывчаты, между разными расами существуют многочисленные переходы.
     Можно услышать, что расы очень сильно отличаются друг от друга, настолько сильно, что спутать их невозможно. Это не так. Действительно, пигмея Центральной Африки можно легко отличить от жителя Тибета, вряд ли в популяциях Конго и Меконга можно встретить очень похожих людей и т.п. Однако, совершив своеобразное путешествие между двумя такими географическими пунктами, мы обнаружим между ними непрерывный переход антропологических признаков. В каждых двух последовательных группах на таком возможном пути мы чаще будем встречать очень похожих друг на друга индивидов. В то же время, исследуя популяции в целом, мы обнаружим между ними некоторые отличия. Различия двух соседних популяций зачастую будут почти неуловимыми (впрочем, не всегда), но между удаленными группами эти отличия, как правило, весьма значительны. Именно значительное сходство некоторых групп популяций и их отличие от других являются теми признаками, по которым антропологи различают расы.
     Понятно, что в условиях непрерывной изменчивости провести границы трудно, однако популяционная концепция расы и не подразумевает наличия четких границ. А сильно удаленные группы отличаются настолько, что и индивидуальная изменчивость уже не может перекрыть этой разницы. Именно эта диалектика и позволяет выделять расы среди континуума человечества.


5.3.3. Историческая концепция

Наконец, существует еще один подход - историческая концепция расы, выдвинутая В.В. Бунаком. Согласно ей, раса - в наибольшей степени историческая категория. Поскольку расы находятся в состоянии постоянного развития и изменения, в каждый исторический момент существуют свои собственные расы. Поэтому-то сравнивать расы разных времен так сложно. Видимо, свои расы существовали и у наиболее древних предков человека - архантропов, неандертальцев и прочих. Неправильно говорить о "возникновении" рас, поскольку они складывались из ранее существовавших вариантов путем метисации, изоляции и приспособления к меняющейся природной среде. Процесс изменения, образования и смешения рас непрерывен (Бунак В.В., 1938).
     Очевидно, историческая концепция ни в чем не противоречит популяционной. По-видимому, именно совмещение исторического и популяционного подходов к расе наиболее отвечает действительности (см. Хрестом. 5.8).
     Крупнейший отечественный антрополог В.П. Алексеев предложил следующую модель возникновения рас и, соответственно, принцип их классификации. Придерживаясь полицентрической модели возникновения рас в верхнем палеолите, он выделял очаги расообразования разного уровня. Эти очаги он разделял на первичные, вторичные и третичные. В принципе, такое дробление можно вести вплоть до отдельной популяции. Первичные очаги расообразования соответствуют центрам возникновения больших рас, вторичные - малых. В каждом отдельном очаге складывался определенный комплекс расовых признаков, ставший в дальнейшем основой одной из совеменных рас. Очаги не были полностью изолированы один от другого, но наличие естественных географических барьеров между ними способствовало большей концентрации отдельных признаков именно в очагах расообразования.
     Внутри же самих очагов таких барьеров не было, поэтому популяции, жившие на этой территории, оказывались практически одинаковыми по своим морфологическим признакам (Алексеев В.П., 1974; 1979; 1984).
     Однако в современной западной антропологии сложилось еще одно, радикальное отношение к расам (как факту) и расоведению (как области научных знаний)...


5.3.4. Раса: миф или реальность?

...Согласно ему, человеческих рас не существует, это фикция, основанная на неправильной статистической обработке материала и на особенности нашего восприятия.
     Мнение это основывается в основном на изучении генетических данных по народам разных стран. Действительно, по подавляющему большинству генов нет никаких отличий между любыми случайно выбранными для сравнения группами людей. Другим аргументом нереальности существования рас является непрерывность географического распределения большинства морфологических признаков и огромная степень индивидуальной изменчивости, иногда перекрывающая групповую. Рассмотрение классических расовых признаков сторонники этой точки зрения отвергают, поскольку эти признаки наследуются посредством сложных комплексов генов, тогда как на современном уровне знаний анализировать такие комплексы еще не научились. По сути, реальность существования рас отвергают, исходя из невозможности типологической расовой классификации и несовершенства методов генетического анализа.

Что же касается аргумента, что мы пока не умеем анализировать образование признаков, обусловленных сложными комплексами генов, то он относится скорее к методологии. Хотя никто и не умеет анализировать генные комплексы, способы анализа их проявления - признаков внешности (фенотип) - разработаны давно и успешно применяются. Не стоит забывать также, что классическое расоведение основывается отнюдь не на генетических данных.
     Помимо прочего, слабость аргументации нереальности рас заключается в не вполне корректном методическом подходе к анализу географической изменчивости генетических признаков в современных этнических группах. Так, например, в некоторых исследованиях производится анализ генетической изменчивости вне связи с этническими и географическими группами населения - буквально по квадратам территории. Однако люди заселяют Землю отнюдь не равномерно. Смешение данных по одному "квадрату" может привести к смешению данных сразу по нескольким расовым группам. Естественно, при таком подходе выявить отличия между группами невозможно.
     Отрицание реальности рас западными исследователями в действительности заключается в крайней расовой напряженности в странах Западной Европы и Северной Америки. Расовая проблема есть, она реальна в современном обществе, в последние годы она все чаще напоминает о себе и в России.
     В Америке во многих штатах очень велик процент темнокожего населения и выходцев из Латинской Америки, в Европе - мигрантов, в основном из Западной Африки и стран Ближнего Востока. Большая же часть населения (и, как правило, большинство людей, относящихся к политической и экономической элите) имеет европейское происхождение. К проявлениям расизма приводят многие причины. Естественно, правительства пытаются вылечить эту болезнь общества всеми возможными способами.
     Часто это делается вполне аккуратно - в соответствии с требованиями политкорректности слово "негр" заменяется на "афро-американец", "индеец" - на "коренной американец" и т.п. Особых последствий эти изменения не имеют. Но эти течения коснулись и науки. На всех уровнях начинают критиковаться и запрещаться любые исследования, где само слово "раса" только употребляется. Отрицая существование рас, идеологи от науки пытаются снять связанные с расами социальные проблемы, забывая, что и само наличие расовых проблем - свидетельство существования расовой изменчивости.


5.4. Расы человека и их классификации

Так что же такое раса - миф или реальность? Индивидуальный комплекс признаков, образ многих популяций или исторически меняющаяся категория? Любая из этих точек зрения, в принципе, имеет право на существование, в поддержку каждой приведено множество аргументов. Чтобы представить объем проблемы и решить ее, необходимо знать современное разнообразие людей планеты. Каково же оно?


5.4.1. Принципы расовых классификаций

Одной из наиболее разработанных схем такого типа является классификация рас, созданная польским антропологом Я. Чекановским. Однако небольшое количество использованных признаков и их состав неизбежно приводят к условности таких схем. В лучшем случае они могут достоверно отразить лишь самые общие расовые подразделения человечества. При этом случайным образом могут сближаться очень далекие группы, резко отличающиеся по множеству иных признаков.
     Ко второму варианту классификаций, построенных на основе открытого набора признаков, относится большинство расовых схем. Важнейшим принципом их создания является географическое положение рас. Сначала выделяются основные (т.н. или большие расы, или расы первого порядка), занимающие огромные территории планеты. Затем внутри этих больших рас проводится дифференциация по разным морфологическим признакам, выделяются малые расы (или расы второго порядка). Иногда выделяются и расы более мелких уровней (они весьма неудачно называются антропологическим типом).

В классификациях с небольшим количеством основных типов их число колеблется от двух до пяти. Схемы с большим числом вариантов предусматривают существование шести, восьми и более основных рас.
     Надо отметить, что во всех этих системах несколько вариантов всегда повторяются, а увеличение числа вариантов зависит от придания отдельным группам большего или меньшего ранга. Ясно, что сложность заключается в доказательстве равноценности уровня различий разных групп. Например, расоведы придерживаются разных мнений относительно того, считать ли австралийских аборигенов отличающимися от негроидов Африки настолько, чтобы выделять их в отдельную большую расу? Вопрос этот можно поставить и иначе: какое таксономическое значение придавать разным морфологическим признакам? Что важнее - сходство австралийцев и негров в темной пигментации кожи, волос и глаз или отличия в форме волос, глубине расположения глазного яблока и степени роста бороды? Вследствие сложности решения данного вопроса некоторые ученые вообще предпочитают выделять сразу очень много равноценных рас.


5.4.2. Варианты классификаций

Практически во всех схемах обязательно выделяются как минимум три общие группы (три большие расы): монголоиды, негроиды и европеоиды, хотя названия этих групп могут меняться.
     Так, монголоидов иногда называют азиатской (или азиатско-американской) расой, негроидную - экваториальной (или австрало-негроидной), европеоидную - кавказоидной (или евразийской). Суть от этого не меняется. Иногда в качестве больших рас выделяются также австралоиды, американоиды (индейцы), койсаноиды (бушмены и готтентоты), реже - океаноиды (полинезийцы), курильская раса (айны) и лапоноиды (лопари, или саамы).
     Среди расоведов ведутся споры о большей или меньшей близости основных расовых ветвей. Так, В.В. Бунак выделял четыре основных расовых ствола равного масштаба - западный, восточный, южный и тропический, соответствующие европеоидной, монголоидной, австрало-веддоидной и негроидной расам (Бунак В.В., 1980).
     Я.Я. Рогинский считал более схожими монголоидов и европеоидов, противопоставляя их экваториальной ветви (Рогинский Я.Я., 1969; 1977).
     В противоположность им, А.А. Зубов считает более верным выделять основные надрасовые стволы (восточный и западный), каждый из которых имеет в своем составе экваториальную составляющую. Такая точка зрения особо подтверждается одонтологическим материалом (см.: Зубов А.А., 1973 и др).
     Более детальная классификация рас представляется довольно сложным и запутанным делом. Существующее антропологическое разнообразие классифицировалось неоднократно, однако всегда эти попытки наталкивались на неравномерность изученности народов планеты. Наиболее разработанными и обстоятельными следует признать схемы И. Деникера, В. Джиуффрида-Руджери, Г.Ф. Дебеца, Я.Я. Рогинского и М.Г. Левина, Н.Н. Чебоксарова, К. Куна, В.П. Алексеева, В.В. Бунака. Каждая из них имеет свои особенности, но анализировать все мы, конечно, не будем. Большинство выделенных разными учеными рас переходит из схемы в схему (обычно с отличающимися названиями). Спецификой схем является принцип группировки рас и выделение некоторых особых вариантов.


5.4.3. Классификация И. Деникера (1889-1902 гг.)

И. Деникер группировал расы на основе очень небольшого количества признаков, однако глубокие знания существующего антропологического разнообразия позволили ему создать ему весьма достоверную схему (табл. 5.1). В большой степени И. Деникер создавал свою классификацию "на глазок". Возможно, именно это позволило ему абстрагироваться от тонкостей, так сильно перегружающих и усложняющих многие современные расовые схемы. В конце концов, человеческий глаз и ум представляют собой куда более тонкий инструмент анализа, чем статистический аппарат. Расовые признаки - это ведь в основном черты, по которым люди различают "своих" и "чужих" на глаз, без научных измерений и описаний!
     Однако схема И. Деникера вызывает ряд возражений у многих расоведов. Так, сближение южноамериканской расы с некоторыми азиатскими - в противовес другим, американским, сближенным, в свою очередь, с другими азиатскими, - не находит подтверждений в современных исследованиях. Также странной выглядит группировка тропических групп Африки, Австралии, Океании, Индии и Индонезии.
     И. Деникер впервые использовал идею двух уровней дифференциации - выделение сначала 6 основных, а затем 29 второстепенных рас. При этом он последовательно оставался в рамках морфологического описания, то есть использовал исключительно морфологический критерий классификации. Это первая серьезная система, основанная только на биологических признаках. Выделенные автором группы практически в неизменном виде, хотя и с другими названиями, перешли в более поздние расовые схемы (Деникер И., 1902).




Таблица 5.1. Расовая классификация по И. Деникеру
Основные расовые группы Малые расовые группы
1) Шерстовидные волосы, широкий нос Бушменская, негритосская, негрская, меланезийская
2) Курчавые или волнистые волосы Эфиопская, австралийская, дравидийская (мелано-индийская), ассироидная
3) Волнистые, темные или черные волосы и темные глаза Индо-афганская, арабская, берберская, средиземно-приморская, островная-иберийская, западная, адриатическая
4) Волнистые или прямые светлые волосы, светлые глаза Северная, восточная
5) Прямые или волнистые черные волосы, темные глаза Айнская, полинезийская, индонезийская, южноамериканская
6) Прямые волосы Североамериканская, среднеамериканская, патагонская, эскимосская, лопарская, угорско-енисейская, туранская, монгольская

5.4.4. Классификация В. Джиуффрида-Руджери (1910-1917 гг.)

Несколько иных воззрений на дифференциацию человечества придерживался итальянский антрополог В. Джиуффрида-Руджери (табл. 5.2). Он считал человечество "сборным видом" (Homo sapiens species collectiva), состоящим из восьми резко различающихся вариантов. Этим вариантам автор придавал ранг подвидов, или "элементарных видов". "Элементарные виды" он делил на варианты, а последние - на подварианты. Например, среди азиатского "вида" он выделял семь географических "подвидов", а в них - дополнительные морфологические типы. Несмотря не некоторую типологичность этой схемы, выделенные конечные расы весьма полно отражают дифференциацию человечества и совпадают с вариантами, выделенными другими антропологами. Сочетание групп не вызывает особых возражений у антропологов, кроме разве что чрезмерного сближения низкорослых групп, происходящих из очень удаленных географических областей. Сходство этих групп, кроме низкого роста, в действительности весьма поверхностное.

Таблица 5.2. Расовая классификация по Джиуффрида-Руджери
Вид: Homo sapiens species collectiva Giuffrida-Ruggeri, 1912
Подвиды ("элементарные виды") Дополнительные типы
1) Homo sapiens australis Австралийцы, ведды, тасманийцы, меланезийцы
2) Homo sapiens pygmeus Негритосы, негрилли, бушмены, готтентоты
3) Homo sapiens indo-africanus Индусы, эфиопы
4) Homo sapiens niger Негры
5) Homo sapiens americanus Индейцы
6) Homo sapiens asiaticus Группы монголоидного облика
7) Homo sapiens oceanicus Айны, полинезийцы
8) Homo sapiens indo-europaeus Группы европеоидного облика

Главные возражения против этой системы заключаются в слишком резком разделении человечества на отдельные группы. В действительности, большую часть населения мира составляют не типичные представители каких-то рас, а люди со смесью разных признаков. Расы - это не дискретные общности, а группы популяций, между которыми есть плавные переходы (см.: Бунак В.В., 1980. С. 281).


5.4.5. Система Г.Ф. Дебеца (1958 г.)

Очень своеобразна схема расовых взаимоотношений, представленная крупным отечественным антропологом Г.Ф. Дебецом. Вероятно, она является наиболее удачной среди всех расовых схем, поскольку наглядно учитывает взаимные связи отдельных антропологических типов. Из всех других она наиболее близка к генеалогическому древу человека. Однако, из-за этого же схема крайне сложна и практически непредставима в текстовом или табличном виде (рис. 5.10).
     Расовое многообразие человечества Г.Ф. Дебец представил в виде куста, или сетки, со сложно переплетенными ветвями. Расхождение этих ветвей отражает изоляцию групп, а слияние - метисацию. В схеме учтены как самые основные, так и самые дробные расовые деления, причем число последних превышает их количество в подавляющем большинстве других классификаций. Все человечество автор разделил на негро-австралоидную, европеоидную и монголоидную большие расы, причем больше сближал первые две. Каждая из них делится на две основных ветви, настолько сложно переплетенные друг с другом, что порой трудно сказать, к какой большой расе относится тот или иной конкретный антропологический тип. Такой принцип построения классификации отражает реальное положение дел: часто мы можем дифференцировать группу на основе комплекса ее признаков, но их сочетание не позволяет достоверно отнести ее к какой-либо большой расе.


5.4.6. Классификация Я.Я. Рогинского и М.Г. Левина (1963 г.)

Схема, предложенная Я.Я Рогинским и М.Г. Левиным в учебнике антропологии, наиболее широко известна (Рогинский Я.Я., Левин М.Г., 1963). В ней связь основных рас представлена с помощью выделения промежуточных групп (табл. 5.3).

Таблица 5.3. Расовая классификация по Я.Я. Рогинскому и М.Г. Левину
Большие расы Малые расы
Экваториальная или Австрало-негроидная Австралийская
Веддоидная (цейлоно-зондская)
Меланезийская
Негрская
Негрилльская (центрально-африканская)
Бушменская (южноафриканская)
(Промежуточные расы) Эфиопская (восточноафриканская)
Южноиндийская (дравидийская)
Евразийская или Европеоидная Индо-средиземноморская
Атланто-балтийская
Беломорско-балтийская
Среднеевропейская
Балкано-кавказская
Уральская
Азиатско-американская или Монголоидная Североазиатская
Арктическая (эскимосская)
Дальневосточная
Южноазиатская
Американская
(Промежуточные расы) Полинезийская
Курильская (айнская)

Экваториальная (или австрало-негроидная) раса включает в себя группы тропического пояса Африки, Австралии, Меланезии и частично Индонезии.
     Переходными группами - эфиопской (восточноафриканской) и дравидийской (южноиндийской) расами - она связана с большой евразийской (или европеоидной) расой. Последняя включает население Европы, Северной Африки (до Сахары включительно), Передней Азии и Северной Индии.
     На восточной границе ареала эта раса через две переходных расы - южносибирскую (туранскую) и уральскую - соединяется с большой азиатско-американской (или монголоидной) расой. Последняя распространена на большей части Азии и в обеих Америках.
     На островах Тихого Океана живут также популяции, которые могут быть расценены как промежуточные между американской и австралийской расами - полинезийская и курильская расы.
     Надо отметить, что многие антропологи не согласны с группировкой ряда рас в схеме Я.Я. Рогинского и М.Г. Левина. Например, рядом оказались австралийская и бушменская расы, общих расовых черт у которых практически нет. С другой стороны, отдельные расы Европы и Азии оказываются на одном уровне с американоидной расой, хотя реальное многообразие внутри последней не меньше, чем среди всей большой монголоидной расы и явно больше, чем, например, отличия атланто-балтийской и беломорско-балтийской рас (рис. 5.11).
     Создатели этой классификации ясно понимали условность предлагаемой схемы и особо отметили ее в сопровождающем тексте. Проблема единого масштаба расстояний между расами одного порядка обсуждалась авторами, но не могла быть полностью решена на имевшемся тогда материале (как, впрочем, не может быть решена и сейчас). Можно заметить, что в этой схеме основное внимание уделено расовому многообразию населения СССР, что понятно, учитывая наилучшую его изученность.


5.4.7. Классификация В.В. Бунака (1980 г.)

В.В. Бунак представлял расовую дифференциацию в виде дерева (Бунак В.В., 1980). Его "стволы" и "ветви" он разделял на основе представлений о древности и глубине расхождения отдельных антропологических вариантов (рис. 5.12).
     Основные подразделения Бунак назвал расовыми стволами: тропическим, южным, западным и восточным (табл. 5.4).

Таблица 5.4. Расовая классификация по В.В. Бунаку
Расовый ствол Расовая ветвь Расы
Тропический Африканская Бушменская
Негрильская
Негро-гвинейская
Суданская
Нилотская
Океанийская Тасманийская
Негритосская
Папуасская
Меланезийская
Южный Континентальная Бадарийская
Веддоидная
Древнеиндонезийская Австралийская
Индонезийская
(древняя и современная)
Полинезийская
Курильская
Западный Кушитская Берберская
Эфиопская
Средиземная Семито-аравийская
Сирийско-загросскаяИндо-иранская
Ферганская
Понтийская
Кавказская
Каспийская
Средиземноморская Иберийская
Лигурская
Нижнедунайская
Балканская
Европейская Атлантическая
Центральная западноевропейская
Балтийская
Центральная восточноевропейская
Субарктическая
(лопари)
Восточный Уральская Уральская
Сибирская Самодийская (нганасаны)
Таежная
(эвенкийская)
Центральноазиатская (монгольская)
Парацентральноазиатская
(тюрская)
Арктическая сибирская
Арктическая азиатско-американская
Южноазиатская Китайская
Мяо-яо
Южноазиатская вьетская
Южноазиатская кхмерская
Островная
(японцы)
Американская Тихоокеанская
Атлантическая
Центральноамериканская
Амазонская
Андская
Неоарктическая
Патагонская

Тропический ствол включает африканскую и океаническую ветви, первая из которых представлена расами, распространенными в Африке, а вторая - в Индонезии и Океании. Южный ствол также имеет две ветви - континентальную и древнеиндонезийскую, обе из Восточного полушария. Самое яркое внешнее отличие этих двух экваториальных стволов - в форме волос. У представителей тропического ствола они курчавые, а южного - волнистые. Также, эти стволы отличаются по одонтологическим признакам, большая таксономическая ценность которых обусловлена их неадаптивностью.
     Западный расовый ствол делится на ветви, отличающиеся в основном пигментацией. Расы этой группы распространены в Европе, Северной и Восточной Африке, Передней Азии и Северной Индии. Средиземная ветвь включает южные темнопигментированные группы, а эфиопская и берберская расы кушитской ветви представляют переход к африканской расовой ветви. Средиземноморская и европейская ветви отличаются градиентом некоторых признаков, из которых наиболее яркими являются ширина лица (увеличивается с запада на восток), рост бороды и усов (увеличивается с востока на запад), выступание носа (уменьшается с запада на восток).
     Уральская раса восточного расового ствола представляет плавный переход к азиатским популяциям (более известным как монголоидные). Среди них наиболее сильно отличаются группы рас Сибири, Южной Азии и Америки. Впрочем, между ними имеются плавные переходы. Стоит отметить, что Бунак объединил расы Америки и Азии в один расовый ствол на основе общего происхождения.
     Таким образом, можно видеть, что создание расовой классификации представляется весьма сложной задачей. Тогда как основные, или большие, расы совпадают в большинстве классификаций, конечные деления классификаций часто заметно отличаются. Общепринятой расовой классификации не существует, и это является очевидным следствием непрерывности биологической изменчивости.
     Чтобы наглядно представить сложности расоведения, познакомимся с этим аспектом человеческого разнообразия поближе.


5.5. Расовое многообразие Земли

5.5.1. Как мы будем описывать расы Земли

Описывать расы мира можно разными способами. Можно при этом опираться на какую-то из существующих схем или предложить новую классификацию. Однако, как мы видели, варианты схем, предложенные разными исследователями, крайне различаются как по принципам построения, так и по конечному результату. Выяснили мы и главную причину этих расхождений - разнообразие человечества слишком сложно, чтобы загнать его в простую таблицу. Любая классификация является более или менее условной.
     Другим способом рассмотрения расового многообразия является географический подход. Тут тоже есть свои сложности - Земля, что бы ни говорили злые языки, круглая. Откуда начать путешествие и каким путем следовать?
     Мы избираем третий способ - смешанный. Будем постепенно двигаться по территории вслед за плавными изменениями морфологических комплексов. Так мы сможем соблюдать и географический принцип, и не отрываться от существующих расовых классификаций. Мы будем использовать терминологию, которая не всегда соответствует принятой в уже рассмотренных системах, но применяется в частных антропологических работах.
     Как мы выяснили ранее, прародина человека находится в Африке. Начнем оттуда.


5.5.2. Начало пути - Африка

Прежде всего, стоит особо отметить, что происхождение человечества в Африке не говорит об архаичности местных популяций. Характерным признаком тропической биоты является ее быстрая эволюция, поскольку количество видов, экологических ниш и колебания условий среды тут крайне велики. Не является исключением и человек. Его популяции бурно эволюционировали в Африке, и потому расы этого континента являются одновременно и самыми старыми и самыми новыми на планете.
     Большая часть населения Африки, живущего южнее Сахары, относится к негроидной расе в ее широком понимании (рис. 5.13).
     Эта раса характеризуется очень темным цветом кожи, волос и глаз, долихокефалией, прогнатизмом, курчавыми волосами, широким разрезом глаз, широким носом, толстыми губами, вытянутым телосложением, узкими кистями рук и стопами (Доп. материал 5.2). Среди негроидов есть довольно большое разнообразие, но оно слабо изучено.
     Большую часть негроидов представляет негрская малая раса. Это высокорослые люди, у которых довольно слабо растут борода и усы, а все остальные негроидные признаки выражены наиболее отчетливо (рис. 5.14).
     В Западной Африке, на побережье Гвинейского залива, распространен так называемый суданский (или негро-гвинейский) тип негрской расы. Он отличается максимальной выраженностью всех негроидных признаков: кожа этих людей очень темная, обычно шоколадного оттенка, волосы сильнокурчавые, губы очень толстые, прогнатизм сильный, долихокефалия, лицо широкое, межглазничное пространство большое, нос широкий с вогнутым уплощенным переносьем, рост средний. Лесные группы имеют несколько более низкий рост и более коренастое телосложение.
     К югу рост еще более понижается. В покрытых джунглями бассейне реки Конго, Анголе, Заире и соседних странах среди так называемых "лесных негров" выделяется палеонегроидный тип негрской расы (иначе его называют западно-бантоидным, или тропическим, типом суданской расы). Его отличительными чертами являются также долихокефалия, сильный рост бороды, усов и волос на теле. Вероятнее всего, эти признаки сложились в ходе смешения негрских групп с пигмеями.
     К востоку, в плоских саваннах Мозамбика, Танзании и соседних стран рост людей увеличивается, лицо становится уже, рост бороды и усов опять снижается, нос выступает сильнее и становится уже, а губы - тоньше. Этот вариант называется восточно-бантоидным типом. Негрские бантоидные группы засушливых пространств Намибии и Южной Африки, имеющие несколько более светлую кожу, иногда называются южноафриканским типом.
     К северу от этого ареала - в огромных саваннах Центральной Африки, верхнего течения Нила, Судана, Уганды и соседних стран, огибая зону дождевых тропических лесов с востока, мы переходим к самым высокорослым популяциям планеты. Это представители нилотского типа все той же негрской расы (в среднем их рост составляет до 180 см!). Эти же люди имеют самую черную кожу на земле, иногда пепельного оттенка, сильнокурчавые волосы, сравнительно с суданским типом менее толстые губы и меньший прогнатизм, более узкое лицо, крайне вытянутое телосложение и очень длинные руки и ноги.
     Вне нашего рассмотрения осталась самая южная оконечность материка. В засушливых областях и пустынях Намибии и Южной Африки живут очень своеобразные группы, поразившие европейцев своим внешним обликом и щелкающим языком. Это бушмены, готтентоты и горные дамара. Их разделяют на два варианта т.н. койсаноидной расы (иначе южноафриканской, или бушменской) - соответственно, бушменский тип и готтентотский тип. Число особых признаков у этой расы столь велико, что часто ее выделяют в особую большую расу (рис. 5.15).
     Койсаноиды отличаются низким ростом, довольно плоским лицом с маленькой нижний челюстью, отчего лицо выглядит почти треугольным. Волосы короткие, спирально-завитые, спутываются на голове в маленькие пучки, хотя по длине бывают большими, чем у соседних негрских групп. Нос сравнительно с другими негроидами узкий, переносье очень плоское. Особыми признаками являются повышенная и ранняя морщинистость кожи, своеобразный рисунок ушной раковины, стеатопигия у женщин, сильно выраженный поясничный лордоз и др. Такие признаки, как эпикантус и сравнительно светлый желтовато-бурый цвет кожи напоминают монголоидный расовый комплекс. Однако сходство это весьма поверхностное, а антропологический тип койсаноидов, судя по палеоантропологическим останкам, изначально сложился в Африке. Причем раньше он был распространен намного дальше к северу, однако уже в историческое время бантуязычные группы вытеснили койсаноидов в засушливые области юга Африки. Свидетельством более широкого распространения являются, кроме находок, существование койсанских языков и антропологического сходства у племен хадза (хадзапе) и сандаве в Центральной Танзании.
     Другой своеобразный вариант Африки представляет негрилльская (или центральноафриканская) раса, представители которой больше известны как пигмеи. Они живут в самом сердце континента, в тропических дождевых лесах бассейна реки Конго. Там, в условиях нехватки питания, недостатка света и пространства, в агрессивной паразитологической обстановке, выживали лишь самые низкорослые люди. Рост их стал нарицательным, в некоторых группах он составляет всего 140 см в среднем для популяции. От других негроидов пигмеи отличаются также сильным ростом бороды и усов, очень выпуклыми глазами, маленьким лицом, крайне широким носом с плоским переносьем и одновременно часто выпуклой спинкой (нос "картошкой"). При этом у них несколько более светлая кожа и очень подвижные суставы рук и ног (рис. 5.16).
     За последнюю особенность пигмеев очень любили фараоны Древнего Египта, которые даже снаряжали целые экспедиции в верховья Нила для доставки во дворцы столь экзотических танцоров. Подвижность суставов так велика, что иногда у детей пигмеев даже происходят непроизвольные вывихи рук. Несмотря на специфичность облика и крайнее отличие пигмеев от обитающих в соседних саваннах рослых негроидов нилотской и суданской рас, между ними существует оживленный культурный, товарный и генетический обмен: при этом преимущественно высокорослые негроиды берут в жены женщин пигмеев, равно как и наиболее уважаемые представители негрилльских племен выбирают себе жены высоких красавиц. Происходит это достаточно редко, благодаря чему специфика негрилльской расы сохраняется, а на краях их ареала возникают смешанные с "обычными" негроидами популяции.
     Севернее и восточнее рассмотренной территории живут несколько отличающиеся от негрской расы популяции. Засушливые горы Африканского Рога населяют люди, относимые к эфиопской (или восточноафриканской) расе. Они существенно отличаются от типичных негроидов длинными волосами, иногда волнистой, а не курчавой формы, очень узким лицом, высоким узким носом с высоким переносьем и прямой спинкой, сравнительно тонкими по африканским меркам губами, миндалевидными глазами. Кожа и волосы людей этой расы обычно светлее, чем у негрской расы, хотя цвет кожи в отдельных группах наиболее черный в мировом масштабе. Пигментацией эти популяции больше похожи на негров, а формой лица - на южных европейцев (рис. 5.17).
     Существует две точки зрения на происхождение этой расы: независимое древнее автохтонное на этой же территории и - как результат смешения негроидов с европеоидами. Вероятнее всего, оба варианта верны - были в истории этих народов и смешения, и самостоятельное развитие.
     Западнее, в оазисах и песках Южной Сахары, многие группы представляют собой пример заведомого смешения европеоидного и негроидного населения. Лица этих людей весьма своеобразны: в анфас они кажутся более похожими на негров (из-за широкого носа, толстых губ, некоторой вздутости щек), а в профиль - на европейцев (острым кончиком и прямой спинкой носа, мезогнатизмом, сравнительно узкой глазной щелью). Эти группы представляют плавный переход к большой европеоидной расе, а именно к ее южному варианту (индо-средиземноморской малой расе) (рис. 5.18).


5.5.3. Продолжение - Европа и Передняя Азия

В целом, большая европеоидная раса (которая также называется кавказоидной, или евразийской, расой) характеризуется, прежде всего, ортогнатным лицом, заметно выступающим вперед в горизонтальной плоскости. Волосы европеоидов прямые или волнистые, обычно мягкие (особенно у северных групп). Надбровные дуги часто большие, разрез глаз всегда широкий, хотя глазная щель может быть небольшой, нос обычно крупный, резко выступает, переносье высокое, толщина губ небольшая или средняя, рост бороды и усов сильный. Кисть и стопа широкие. Цвет кожи, волос и глаз варьирует от очень светлых оттенков у северных групп до очень темных у южных и восточных популяций (Доп. материал 5.3).
     Популяции индо-средиземноморской малой расы обитают в длинной полосе средиземноморского климата, протянувшейся от западных берегов Средиземного моря до южных границ Центральной Азии. Сюда относится Северная Африка, южное побережье Европы, Передняя и часть Средней Азии, Северная Индия.
     По окраске глаз, волос и кожи люди этой расы ненамного отличаются от людей эфиопской расы в сторону посветления. Лицо их также очень узкое, высокое, глаза миндалевидные, нос прямой, очень узкий. Рост этих людей обычно не очень высокий, телосложение хрупкое, вытянутое. Заметным отличием от эфиопской расы является мезокефалия, ортогнатизм, более тонкие губы (рис. 5.19).
     Разнообразие индо-средиземноморской расы очень велико, разные исследователи выделяли множество вариантов, из которых можно отметить адриатический тип, западный тип, средиземно-приморский тип (или иберийская раса), островной-иберийский тип, арабский тип, берберский тип, каспийский тип (или закаспийская раса), понтийский тип (иначе черноморский, или восточносредиземноморский), наконец, индо-афганский тип (или индо-иранская раса) (рис. 5.20). Естественно, мы привели большое количество вариантов, многие из которых часто не выделяются в классификациях в отдельные типы (см. выше).
     К северу от указанного ареала протянулась цепь высоких горных хребтов. На западе она начинается Пиренеями и продолжается на восток через Альпы, Балканы, Кавказ, Эльбрус, Копетдаг, Гиндукуш, Памир и Тянь-Шань до Гималаев. Население этого горного пояса отличается некоторыми расовыми особенностями и относится к балкано-кавказской малой (или памиро-альпийской) расе. Переход от индо-средиземноморской расы к балкано-кавказской очень плавный и постепенный, выделяется множество промежуточных вариантов, например, нижнедунайский тип. От южных европеоидов жители гор отличаются очень светлой кожей, некоторым посветлением волос и глаз (часто в сторону рыжеватых оттенков), значительной массивностью, высоким ростом и коренастым телосложением. Также, у них очень крупный нос, часто с выпуклой спинкой, повышенный рост волос на лице и теле, крупное, часто очень широкое лицо, характерна брахикефалия.
     Изменчивость внутри этой расы велика, выделяют множество отличающихся в деталях дискретных выриантов: альпийский тип, динарский (или балканский) тип, кавказский тип, кавкасионский тип, понтозагросский тип, ассироидный тип (сирийско-загросский, или переднеазиатский) и памиро-ферганский тип (иначе тип среднеазиатского междуречья, или ферганская раса) (рис. 5.21).
     Еще севернее в Европе распространены варианты северных европеоидов. Они отличаются заметно более светлой окраской волос и глаз. Плавно меняются и некоторые другие признаки. Так, у северных европеоидов с юга на север увеличивается рост и уменьшается размер глазной щели, а с запада на восток увеличивается ширина лица и уменьшается рост бороды и усов. На основании этого градиента иногда выделяются западноевропейская и восточноевропейская центральные расы.
     Среднюю полосу Европы иногда называют "поясом шатенов" - это зона распространения среднеевропейской расы. Они отличаются темно-русыми волосами, имеющими коричневатые оттенки разной интенсивности. Глаза чаще смешанных оттенков, размеры и форма носа сильно варьируют, но чаще нос сильно выступает, с прямой или изогнутой спинкой, губы тонкие. Внутри этой малой расы антропологи выделили огромное количество типов, подтипов и вариантов, поскольку изученность европейцев лучшая (по сравнению с населением остального мира) (рис. 5.22).
     Некоторые типы выделялись не внутри малой расы, а внутри какого-либо конкретного народа. Например, среди русских распространен - валдайский, ильменский, нижнеокский и др. типы; среди украинцев - верхнеднепровский, волынский, полесский, карпатский и многие другие. Это предмет отдельного разговора. Подробнее мы ознакомимся с этим аспектом антропологических исследований в следующей теме учебника.
     Посветление волос и глаз плавно увеличивается к северу и имеет максимальную выраженность среди народов, живущих вокруг Балтийского моря (рис. 5.23).
     К западу от этой области распространены популяции атланто-балтийской (или атлантической) малой расы, а к востоку - беломорско-балтийской (или балтийской) малой расы. Первая отличается высоким узким лицом, "аристократическим" высоким выступающим носом с прямой спинкой, повышенным ростом бороды и усов, высоким ростом. По этому комплексу атланто-балтийская раса напоминает депигментированную индо-средиземноморскую расу, от которой, по-видимому, происходит. Внутри этой расы выделяются несколько вариантов (например, северо-западный, юго-восточный и скандинавский). Более восточная беломорско-балтийская раса характеризуется самыми светлыми глазами и волосами и самой светлой кожей среди европеоидов. От западных беломорско-балтийские популяции отличаются также более низким лицом, частой встречаемостью курносых носов и более низким ростом. Среди этого населения также выделяют несколько вариантов (например, беломорский и восточно-балтийский типы) (рис. 5.24).


5.5.4. Индия, Австралия и Океания

Вернемся на юг. На дальних юго-восточных границах ареала европеоидной расы, в Индии, тропические черты в индо-европейском населении опять начинают усиливаться (рис. 5.25).
     В Южной Индии этот смешанный европеоидно-тропический комплекс признаков распространен среди популяций дравидийской расы (иначе южноиндийской, или мелано-индийской). У этих людей смуглая кожа, толстые губы, слабо прогнатное лицо, очень черные прямые или волнистые волосы. Глаза людей дравидийской расы еще более выразительные, чем у индо-средиземноморцев, большие и очень черные. Характерным тропическим признаком является сравнительно широкий, не очень выступающий нос с вогнутым переносьем. В целом, дравидийский вариант очень похож на эфиопскую расу (отличаясь в основном более широким и низким лицом и формой носа). При этом столь похожие комплексы возникли, видимо, независимо (рис. 5.26).
     В некоторых популяциях Индии, особенно в ее центральной части, покрытой густыми джунглями, распространен иной, типично тропический комплекс признаков. Именно он, смешавшись с европеоидным, способствовал возникновению дравидийской расы. Это популяции веддоидной (или цейлоно-зондской) расы. Они распространены и в других частях Азии. Наиболее известны ведды Шри-Ланки, но многие группы обитают в Индокитае, Индонезии, а отдельные веддоидные черты прослеживаются и далеко на западе (например, у бедуинов Гадрамаута в Йемене). Отличительными признаками веддоидов являются низкий рост, грацильное телосложение, волнистые черные волосы, широкий уплощенный нос, толстые губы, черные, крупные, но глубоко посаженные глаза. Характерной особенностью является также довольно сильный рост бороды и усов. Островные варианты веддоидов выделяются в собственно веддоидный тип, а континентальные - в более высокорослый бадарийский тип (иначе декканский) (рис. 5.27).
     Судя по всему, раньше веддоидные популяции были распространены намного шире и имели не столь разорванный ареал, как сейчас. Какие-то из них в глубокой древности продвинулись еще дальше на юг и, переселяясь с острова на остров, добрались до Австралии. Близкое сходство австралийских аборигенов и веддов давно было отмечено антропологами и отражено в выделении отдельной австрало-веддоидной расы.
     Собственно австралийские аборигены относятся к австралоидной (или австралийской) расе. Облик жителей континента весьма характерен (рис. 5.28).
     Череп австралийцев очень массивный, долихокранный, прогнатный, с крупными челюстями. Шея укорочена, но все тело весьма грацильное, телосложение очень вытянутое, что подчеркивается очень высоким ростом. В некоторых группах Центральной Австралии рост достигает мирового максимума. Кожа, волосы и глаза очень темные. При этом в отдельных популяциях Центральной Австралии независимо возникла светлая окраска волос, особенно часто встречающаяся у детей и женщин. Волосы длинные, волнистые. Характерен также сильный рост бороды и усов. Крупные глаза посажены глубоко под мощными надбровными дугами. Нос очень широкий, "картошкой". Среди аборигенов Австралии северные группы - карпентарийский тип - более темнокожи и высокорослы, менее бородаты, чем южные - мюррейский тип (рис. 5.29).
     Относительно заселения этого южного континента наиболее разработана и подтверждена так называемая тригибридная теория заселения Австралии Дж.Б. Бердселла. Согласно ей, люди карпентарийского типа были последней, третьей волной заселения материка (кроме, конечно, европейской колонизации), вытеснившими людей мюррейского типа, которые, в свою очередь, вытеснили самых первых поселенцев, имевших черты меланезийской расы (Birdsell J.B., 1967).
     Реликтами этой расы на самом юге восточного полушария были аборигены острова Тасмания, выделяемые иногда в особую тасманийскую расу (рис. 5.29 a). Мы говорим "были", поскольку все тасманийцы полностью истреблены английскими колонизаторами в XIX веке. Они имели специфический красноватый оттенок темной кожи, низкий череп с мощными надбровными дугами, очень низкое лицо, черные курчавые волосы, крайне широкий и короткий нос с плоским переносьем, очень глубокие носо-губные борозды. Как попали первые люди на Тасманию, неизвестно. Согласно одной версии, они перебрались туда с австралийского континента, вытесненные людьми австралоидной расы. Согласно другой - предки тасманийцев мигрировали по островам вдоль восточного побережья материка.
     Подтверждением первой гипотезы является существование людей меланезийской расы пигмейского роста в Северном Квинсленде, подтверждением второй - сходство тасманийцев с аборигенами Новой Каледонии (рис. 5.29 b).
     Большая часть популяций меланезийской расы распространена в основном на покрытых густыми джунглями "черных островах" - в Меланезии, названной так именно за цвет кожи их обитателей. Однако, ареал расы в действительности намного больше. Отдельные группы схожего облика живут также в Индонезии, Индокитае, Австралии и Микронезии. Многие признаки сближают их с негроидами Африки: это очень темная кожа, черные волосы и глаза, выраженная долихокефалия и прогнатизм, большой разрез глаз, толстые губы, вытянутые пропорции. Однако целый ряд черт меланезийцев отличает их от африканцев: волосы иногда не курчавые, а волнистые, часто длинные, образующие высокую "шапку", лицо сравнительно узкое, глаза скрыты глубоко под сильными надбровными дугами, форма носа очень сильно варьирует, иногда встречается сильно выступающий нос с выпуклой спинкой и опущенным кончиком, хотя чаще нос небольшой, очень широкий, с уплощенным переносьем, рост бороды, усов и обволошение тела может быть довольно сильным, рост невысокий. Достоверно неизвестно, есть ли у меланезийцев родственные связи с африканскими неграми, однако сходство отдельных индивидов иногда настолько полное, что невозможно по внешнему виду сказать - из Новой Гвинеи человек или из Экваториальной (рис. 5.30).
     Вариабельность меланезийской расы велика, хотя описана еще далеко не полно. Среди популяций меланезийского типа, распространенных на Соломоновых островах, независимо возникла белокурость, очень необычно выглядящая на фоне шоколадной кожи. Почти все коренные жители одного из крупнейших островов мира - Новой Гвинеи - относятся к папуасскому типу, отличающемуся узким лицом и сравнительно частой встречаемостью выпуклой спинки носа. Весьма характерны аборигены Новой Каледонии, представители новокаледонского типа меланезийской расы: у них крайне широкий нос с уплощенным переносьем, широкий рот с толстыми губами, очень сильные надбровные дуги. Этот тип среди прочих той же расы наиболее похож на тасманийскую и австралоидную расы и, видимо, имеет с ними близкое генетическое родство.
     Наиболее своеобразны представители негритосского типа (иначе малой негритосской расы, или негрито). Изолированные популяции этого характерного облика дисперсно обитают в Индокитае, Индонезии и Меланезии, а также в Северном Квинсленде в Австралии. Чаще это небольшие острова или горные дождевые леса. Самым характерным признаком является очень малый рост - менее 150 см. Также, типичны стеатопигия у некоторых групп (например, у андаманцев), маленькое, относительно низкое лицо, отсутствие прогнатизма. Волосы сильнокурчавые у одних групп (например, у новогвинейских тапиро) и волнистые у других (например, у филиппинских аэта), борода растет иногда сильно (например, у аэта), иногда - очень слабо (например, у семангов Малакки) (рис. 5.31).
     Достоверно неизвестно, связаны ли негрито родством с пигмеями Африки и друг с другом. Не исключено, что по крайней мере часть негритосских популяций возникла независимо в ходе приспособления к условиям тропических лесов и небольших островов. В таком случае, более правильно выделять несколько отдельных конвергентных рас или типов, но между какими группами проводить границы - пока неясно.
     Население Микронезии представляет собой сложную смесь разных рас. Черты меланезийской расы перемежаются тут признаками полинезийской (или океаноидной) расы. В большей степени комплекс признаков полинезийской расы выражен на островах Фиджи, а в самом "чистом виде" - на большинстве коралловых островов Полинезии, рассыпанных по просторам Тихого океана. Характерными чертами этой расы являются крупные размеры головы и тела, склонность к полноте, очень высокое мезогнатное скуластое лицо, выступающее вперед в горизонтальной плоскости. Глаза крупные, черные. Нос полинезийцев очень широкий, но не выглядит таковым, поскольку одновременно очень высокий и четко очерченный, с прямой спинкой. Кожа светло-коричневая, желтоватая, волосы черные, волнистой формы. Полинезийцы свободно путешествовали по островам Тихого океана на своих лодках, отчего антропологически различаются довольно слабо. Однако возможно выделить несколько вариантов, например, гавайский тип (самый распространенный), новозеландский тип (самый южный) и микронезийский тип (самый западный) (рис. 5.32).
     В своих странствиях по морям полинезийцы достигли и весьма северных широт. Видимо, родственной группой являются айны - аборигены Хоккайдо и Курильских островов, сейчас почти полностью ассимилированные японцами. Антропологический тип айнов настолько своеобразен, что его выделяют в особую курильскую (или айнскую) расу, придавая ей иногда большой таксономический ранг. Очень характерной чертой этой расы является максимальное в мире развитие бороды и усов. Некоторые признаки указывают на южные корни: это прогнатизм, широкий нос, смуглая кожа, довольно толстые губы. Ряд признаков, очевидно, является следствием позднего смешения с монголоидами - уплощенность лица в верхней части, большая частота эпикантуса. Крупные уши и большой рот являются своеобразными физиономическими чертами (рис. 5.33).
     Несмотря на малый ареал, курильская раса достаточно сильно повлияла на антропологический тип соседних популяций монголоидной расы и даже, возможно, отдельных групп американских индейцев.


5.5.5. Продолжаем путь - Азия

Монголоидная (или азиатская) раса представляет характерный тип населения большей части Азии (рис. 5.34). Ее типичнейшими признаками являются уплощенное лицо с выдающимися скулами, узкий разрез глаз и частое в популяциях наличие эпикантуса. Чаще всего лицо высокое, ортогнатное или мезогнатное, с заметной подкожной жировой прослойкой. Цвет волос и глаз почти всегда черный, тогда как цвет кожи от светлого у северных групп до смугловатого у южных, но никогда не бывает очень темным. Волосы обычно прямые или слабоволнистые, а рост бороды, усов и волос на теле очень слабый. Степень выступания носа варьирует, но чаще небольшая, переносье обычно вогнутое, толщина губ от малой до средней. Рост монголоидов в мировом масштабе невысокий, пропорции коренастые, а ноги относительно укорочены (Доп. материал 5.4).
     Самые южные популяции монголоидов, распространенные в Индокитае, Индонезии и Меланезии, частично смешаны с веддоидной, полинезийской и меланезийской расами. Они относятся к южноазиатской малой расе (также называемой малайской, или индонезийской). Этот же тип распространен также среди мальгашей Мадагаскара (рис. 5.35).
     Экваториальные черты этой расы проявляются в низком росте, смуглости кожи, небольших размерах лица, сравнительно небольшой его уплощенности, мезогнатизме, высокой и узкой форме черепа, повышенной частоте волнистых волос, большой ширине уплощенного носа, толстых губах. В некоторых группах (ицзу Китая, седанги и баанары Индокитая) очень мала частота эпикантуса, лицо сильно выступает вперед в горизонтальной плоскости, а нос четко очерчен и сильно выступает, тогда как волосы прямые, что указывает на независимость указанных черт от веддоидной примеси. Эти признаки делают их схожими с американскими индейцами. Более древний и наименее монголоидный вариант южноазиатской расы - даякский тип - распространен в наиболее труднодоступных районах островов Индонезии, где он вытеснил еще более древнее веддоидное население. Более монголоидный малайский тип обычен среди более многочисленных народов Индонезии. В Индокитае различают вьетский, кхмерский и мяо-яо варианты.
     Севернее влияние экваториальных групп исчезает, а типично монголоидные признаки нарастают. Китай, Корея, Дальний Восток России и Япония являются зоной распространения дальневосточной (или китайской) малой расы. Она отличается высоким и узким лицом, мезогнатизмом, высоким и узким черепом, большой частотой эпикантуса, прямыми жесткими волосами иссиня-черного цвета (рис. 5.36).
     Наиболее характерный облик имеют популяции северокитайского типа. Некоторая примесь южноазиатской расы имеется у групп корейского типа, хотя некоторая депигментация свидетельствует и о северном влиянии. Восточные варианты этой расы - амуросахалинский тип и японский (или островной) тип - испытали несомненное воздействие курильской (айнской) расы.
     На западе, жители Тибета, иногда выделяемые в отдельную малую расу (тибетскую), представляют переход к более северному варианту большой монголоидной расы - североазиатской малой расе.
     Североазиатские монголоиды распространены на огромных просторах степей, тайги и тундры Сибири и Центральной Азии. От южных вариантов монголоидов они отличаются низким широким черепом, ортогнатизмом, крайней уплощенностью большого, высокого и широкого лица, сравнительно более светлой пигментацией, тонкими губами. Рост этих групп довольно невысокий, телосложение коренастое. Суровые северные условия привели к развитию у людей североазиатской расы значительного подкожного жира (рис. 5.37).
     Североазиатская раса подразделяется на несколько еще более мелких рас: центрально-азиатская раса - отличается от сибирского типа байкальской расы более черными жесткими волосами, более черными глазами, более сильным ростом бороды и усов, сильнее выступающим носом. Байкальский тип характеризуется, в свою очередь, крайне большими размерами лица, сильной скуластостью, очень большой частотой эпикантуса, иногда мягкими темнорусыми волосами и смешанными оттенками глаз, очень уплощенным носом. В отдельных группах этой расы кожа - самая белая в мире. Эти монголоиды "самые монголоидные" по чертам лица и "наименее монголоидные" по пигментации и форме волос.
     В горах Тувы живут группы, которые при выраженности общего комплекса североазиатской расы отличаются очень низким лицом. Они выделяются в особый т.н. катангский тип центрально-азиатской расы (рис. 5.38).
     Следуя далее на запад по гористой Южной Сибири, мы видим, как увеличивается посветление и учащается встречаемость волнистых волос. Монголоидный компонент плавно ослабляется за счет усиления уже знакомого нам европеоидного. В Средней Азии смешение этих двух комплексов привело к появлению южно-сибирской (или туранской) расы (см. рис. 5.39).
     Севернее, в Западной Сибири и на Урале, европеоидные признаки еще более выражены, тут живут популяции уральской (или угорско-енисейской) расы. Она отличается от южносибирской часто встречающимся курносым носом и низким лицом. Среди уральской расы выделяют несколько типов (например, сублапоноидный, субуральский, собственно уральский). Особой внешностью обладают некоторые западносибирские группы, относящиеся к енисейскому типу. "Орлиным" носом, смугловатой кожей и другими признаками они очень напоминают внешне американских индейцев, хотя реальная генетическая связь с ними довольно сомнительна. Здесь же иногда выделяют несколько более монголоидные западно-сибирскую и самодийскую расы. К западу от Урала, в Поволжье и на Северо-Востоке европейской части России популяции уральской расы очень плавно и постепенно переходят в среднеевропейскую и беломорско-балтийскую расы (рис. 5.40).
     Самые западные группы черноволосых, черноглазых и курносых людей - саамы, или лопари, - живут на Кольском полуострове. Они выделяются в лапоноидный тип уральской расы или в особую лапоноидную (субарктическую) расу. Антропологический тип саамов настолько отличается пигментацией и другими чертами от варианта живущих рядом популяций беломоро-балтийской расы, что многие антропологи предлагали выделять его в отдельную большую расу (вспомните даже самые первые классификации). Предполагали даже, что саамы являются потомками самого древнего населения Кольского полуострова, попавшего сюда еще до прихода ледника и выжившими на свободной от льдов прибрежной кромке земли. Вероятнее все же происхождение этой группы вследствие смешения каких-то групп далеко продвинувшихся на запад монголоидов с европеоидами в отдаленном прошлом (рис. 5.41).
     Вернемся в Сибирь, вернее, в ее самую северо-восточную часть. Здесь, в суровейших на планете арктических условиях Чукотки живут популяции арктической (или эскимосской) малой расы. Они распространены и дальше на восток, на Алеутские острова, Аляску, в тундру Северной Канады и далее - в ледяную Гренландию, уже совсем рядом с западным побережьем Европы. Эти люди заметно отличаются от сибирских монголоидов меньшей уплощенностью лица, большим выступанием узкого "орлиного" носа с высоким переносьем, широкой развернутой нижней челюстью, меньшей частотой эпикантуса и более толстыми губами. Весьма характерными признаками являются мезогнатизм, смуглая кожа, значительный процент (по монголоидному масштабу) волнистых волос, очень массивное коренастое телосложение, очень слабое развитие подкожного жира и мощная мускулатура (рис. 5.42).
     Как ни удивительно, ряд указанных признаков свидетельствует о южном происхождении этих самых северных людей планеты.


5.5.6. Окончание пути - Америка

Следуя за изменениями антропологического облика людей, мы уже переместились в Америку (рис. 5.43).
     Характерные черты, отмеченные в облике арктической расы, еще более усиливаются у представителей американоидной расы, распространенной среди американских индейцев обоих континентов. Иногда ее соединяют с монголоидной в азиатско-американскую расу, но такое объединение приводит к значительной расплывчатости суммарной характеристики.
     Кроме того, не исключено влияние на сложение американоидной расы немонголоидных групп курильской, полинезийской и меланезийской рас. Миграции людей этих антропологических типов через Тихий океан вполне вероятны, что подтверждают некоторые особенности ископаемых черепов, найденных в Центральной и Южной Америке. Возможность пересечения океанских просторов между Полинезией и Америкой подтвердил Т. Хейердал, осуществив свое знаменитое плавание на плоту Кон-Тики (хотя он этим плаванием стремился доказать американское происхождение полинезийцев, а не наоборот). Все же основная миграция в Америку осуществлялась через район Берингова пролива в периоды его осушения.
     Собственно американоидная раса характеризуется высоким крупным лицом с широкой нижней челюстью, мезогнатизмом и сравнительно слабой уплощенностью, большим, часто "орлиным" носом, смуглой кожей бронзового оттенка. Волосы обычно прямые, иссиня-черные. Глаза также черные, шире, чем у азиатских монголоидов, но уже, чем у европеоидов. Эпикантус сравнительно редок у взрослых, хотя довольно част у детей. Рот индейцев широкий. Рост американоидов часто очень высокий, телосложение обычно весьма массивное (рис. 5.44).
     Антропологическое разнообразие индейцев значительнее, чем у азиатских монголоидов, хотя намного хуже изучено. В Северной Америке распространена североамериканская малая раса.
     Среди ее атлантического типа описанные выше признаки выражены наиболее ярко. Тихоокеанский тип отличается меньшим ростом, более округлой головой, более развитым ростом бороды, более темной кожей. Потемнение кожи достигает своего максимума в Калифорнии и Аризоне среди популяций калифорнийского типа, так называемых "черных индейцев". Отдельные группы, например, племя яки, имеют также такие тропические черты, как широкий нос, толстые губы, легкий прогнатизм, сильный рост бороды. Не исключено, что это - следствие позднего смешения с европейцами и неграми или проникновения в Америку групп, схожих с айнами.
     Еще южнее, в Центральной Америке среди групп среднеамериканской малой расы намного чаще встречается прямой нос, малый рост, брахикефалия, темная кожа.
     Переходя в тропические леса Южной Америки, мы встречаем усиление тропических признаков: повышение частоты вогнутой спинки носа, небольшой рост, низкое, выступающее вперед лицом, толстые губы. Такой комплекс очень похож на вариант южноазиатской расы и называется южноамериканской (или амазонской) малой расой. Внутри него можно выделить несколько типов.
     Так, низкорослые жители долин Анд относятся к андскому типу, более мезокефальные обитатели амазонской сельвы - к южноамериканскому типу. Отдельными группами среди них расселены люди, относимые к палеамериканскому типу южноамериканской расы (иногда выделяют в качестве самостоятельной неоарктической расы). Они живут в некоторых областях Амазонии и на Огненной Земле - на самом юге континента. Их характерными признаками являются долихокефалия, волнистые или даже кудрявые волосы (например, в племени бакаири), низкий рост. В некоторых группах повышен рост бороды (например, в племени сирионо). Некоторые антропологи предполагают, что эти признаки сохранились от наиболее древней волны заселения континента из Меланезии.
     Особо среди южноамериканских индейцев выделяются группы Патагонии, в настоящее время практически исчезнувшие. Существенной особенностью этой патагонской малой расы был очень высокий рост. Также они отличались прямым носом, брахикефалией, четырехугольным скуластым лицом с широкой нижней челюстью, темно-бурой кожей.
     Итак, мы совершили своеобразное кругосветное антропологическое путешествие. Как мы видели, расы и антропологические типы меньшего порядка связаны между собой сотнями постепенных переходов, что, однако, не отрицает возможности их различения.
     Расоведение - не самая простая область антропологической науки.


5.6. Резюме

  1. Существующее биологическое разнообразие человечества может быть описано на популяционном уровне при помощи выделения особых антропологических категорий - человеческих рас.
  2. Биологические расовые признаки не связаны напрямую с признаками культуры, языка и хозяйственного типа. Иногда наблюдающиеся параллели этих аспектов полностью обусловлены исторической связью.
  3. Изменчивость расовых комплексов возникла и поддерживается путем адаптации, изоляции, метисации и автогенетических популяционных процессов.
  4. В истории человечества не было момента существования "чистых" рас в понимании полигенистов. Среди современного человечества нет "высших" и "низших", "древних" и "новых" рас. Все расы равны по своей жизнеспособности, по своим интеллектуальным возможностям. Вероятные же различия в интенсивности нервных процессов отражают специфику приспособления к условиям внешней среды и не касаются интеллекта.
  5. Между расами человека существует значительное количество плавных переходов, а популяционная сущность расы не позволяет корректно оперировать этим термином в отношении конкретных индивидов.
  6. Внешность обманчива.


Словарь терминов

  1. Автогенетические процессы
  2. Адаптация
  3. Изоляция
  4. Метисация
  5. Моногенизм
  6. Полигенизм
  7. Раса
  8. Расоведение


Вопросы для самопроверки

  1. По каким признакам можно классифицировать человечество и какие из них являются расовыми?
  2. Чем раса отличается от этноса?
  3. Сколько в мире рас?
  4. Можно ли разделять расы по древности их происхождения?
  5. В чем причины расового разнообразия человечества?
  6. Можно ли определить расовую принадлежность конкретного человека?
  7. Что такое расизм, как он возникает, как с ним бороться?
  8. Каково географическое распространение основных расовых подразделений человечества?
  9. Как вы считаете, раса - это миф или реальность?


Темы курсовых работ и рефератов

  1. Концепции расы - различия подходов, различия результатов.
  2. Социальные и биологические корни расизма.
  3. Возникновение рас - вопросы и открытия.
  4. О возрастной динамике расовых признаков.
  5. История расовых классификаций.
  6. Расы мира - краткий обзор.
  7. К вопросу о роли метисации и изоляции в возникновении рас.
  8. Новые расы - возникновение рас.
  9. Раса и характер.


Список литературы

Обязательная

  1. Алексеев В.П. Становление человечества. М., 1984.
  2. Бунак В.В. Род Homo, его возникновение и последующая эволюция. М., 1980.
  3. Проблема расы в российской физической антропологии / Ред. Т.И. Алексеева, Л.Т. Яблонский. М., 2002.
  4. Рогинский Я.Я., Левин М.Г. Антропология. М., 1963.
  5. Хрисанфова Е.Н., Перевозчиков И.В. Антропология. М., 1999

Рекомендуемая и цитированная

  1. Алексеев И.П. География человеческих рас. М., 1974.
  2. Алексеев В.П. Историческая антропология. М., 1979.
  3. Бунак В.В. Раса как историческое понятие // Наука о расах и расизм. Труды Института антропологии МГУ. Вып. 1. М.;Л., 1938.
  4. Рогинский Я.Я. Проблемы антропогенеза. М., 1977.
  5. Рычков Ю.Г., Ящук Е.В. Генетика и этногенез. Историческая упорядоченность генетической дифференциации популяций человека (модель и реальность) // Вопросы антропологии. Вып. 75. М., 1985.
  6. Чебоксаров Н.Н., Чебоксарова И.А. Народы, расы, культуры. М., 1971.
  7. Coon C.S. The origin of races. New York, 1962.
  8. Birdsell J.B. Preliminary data on the trihybrid origin of the Australian Aborigines // Archaeology and Physical Anthropology in Oceania. Vol. 2(2). 1967.